Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная Версия: Татьяна Анатольевна Тарасова
Тихая гавань > Мир ФК
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Sunlit
На борде у нас была такая тема, и по-моему правильно.
Sunlit
Татьяна и Галина Тарасовы: «Мы с детства чувствовали, что папа делает великое дело»

Татьяна и Галина Тарасовы - о своем отце, великом хоккейном тренере Анатолии Тарасове
user posted image
Завтра, 10 декабря, ровно 90 лет со дня рождения исполнилось бы великому хоккейному тренеру, наставнику сборной СССР 60-70-х годов Анатолию Тарасову (на фото из архива семьи Тарасовых). Об Анатолии Тарасове шеф-редактору Агентства спортивной информации «Весь спорт» Евгению Слюсаренко рассказали его дочери – Татьяна и Галина Тарасовы.
Татьяна и Галина Тарасовы: Наш отец, Тарасов Анатолий Владимирович, великий хоккейный тренер. Мы, две его дочери, тоже педагоги. Галина больше тридцати лет проработала в средней школе учителем русского языка и литературы. Татьяна – заслуженный тренер СССР и России по фигурному катанию, подготовила 12 олимпийских чемпионов. Но, конечно, нас даже близко невозможно сравнить с отцом по масштабу личности, по степени влияния на людей, на мировые события. Знаете, какая для Тани самая высшая похвала за всю жизнь – выше всех орденов и медалей? После очередной победы ее учеников на Олимпийских играх, папа сказал: «Здравствуй, коллега!»

[Показать/Скрыть]
Наша мама, Нина Григорьевна – самый преданный биограф отца. Ведет тетрадки, знает мельчайшие детали его карьеры. На первой странице одной из таких тетрадей можно прочесть: «Тарасов Анатолий Владимирович (1918-1995). Под его руководством в 1950-70-е годы хоккейный клуб ЦСКА 18 раз становился чемпионом СССР, сборная команда Советского Союза трижды выигрывала Олимпийские игры (1964, 1968, 1972), девять раз - чемпионат мира, 11 раз - чемпионат Европы. Подготовил 46 чемпионов мира и Европы, 34 олимпийских чемпиона, 40 заслуженных мастеров спорта. В 1974 году первым из иностранцев включен в Зал хоккейной славы в канадском Торонто».

Это все – о нашем папе.


***


Татьяна Тарасова: Воспитывали нас с сестрой в большой строгости. Мама никогда не пугала папой, но мы знали, что папу расстраивать нельзя. Когда он был дома, все ходили на цыпочках. Ему не полагалось мешать. Это никогда вслух не произносилось, но мы с детства чувствовали, что он делает великое дело. Я помню, как смотрела с Галей по черно-белому телевизору игры сборной СССР, а рядом молилась бабушка…


Мы с малых лет понимали, что отец работает ради миллионов людей. Ради них он не спит и не ест, встает в четыре утра, ложится строго в половине десятого вечера, каждый день пишет статьи, придумывает новые методики и упражнения… И так 365 дней в году на протяжении десятилетий – в хорошую погоду, в плохую, когда только прилетел из очередной поездки, когда устал, когда нет настроения. Работать – это был закон его жизни.


Отец считал, что дети должны все делать сами, никого из нас не «устраивал», не помогал. И выбор профессии и моя сестра, и я сделали правильно. Мама тоже всегда работала, мы все были очень самостоятельные. Я в шесть лет ездила одна на тренировки. Меня не провожали и не встречали, и это считалось естественным.


Галина Тарасова: Не то чтобы папа на нас совсем никак не пытался влиять. Он не устранялся от воспитания, просто воспитывал по-своему. Например, он хотел и меня приобщить к спорту, но больших способностей не увидел, поэтому не настаивал. Однако в Тане талант рассмотрел сразу и, когда был дома, очень требовательно следил с балкона за тем, как она делает зарядку, как бегает по двору, не срезает ли углы. И все это ранним утром, до школы, осенью, зимой, весной… Зато мне никто не мешал лежать на диване и запоем читать книги.


Отец уважал наш выбор. Когда я сказала, что выхожу замуж, единственное, о чем он спросил: «Что нужно в приданое?» Никаких вопросов или попыток отговорить. Раз дочь решила, значит, так тому и быть.


Однажды я, проработав примерно 15 лет в одной школе, собралась перейти в другую. К нам пришла директриса со сталинскими замашками, работать с ней не было никакой возможности. Я рассказала об этом папе. Он спросил: «Тебя дети и родители любят?» – «Любят». – «У тебя есть друзья – учителя. Тебе нужна любовь директрисы? Ты бы поменяла одно на другое?». И дал совет: не нужно никуда уходить, ты на своем месте. Я осталась и еще сделала два выпуска. Прекрасные дети, хорошие родители. Спасибо папе.


***


Татьяна Тарасова: Летом, в хоккейное межсезонье, мы по традиции ездили к морю. Первый раз купили машину, решили отправиться в отпуск на ней – и по дороге разбились. Мне ручкой двери пробило голову, пошла кровь, я вся ни жива, ни мертва… Больница далеко, голову кое-как забинтовали, машину отремонтировали и поехали дальше. С тех пор у меня на всю жизнь головные боли. Тогда я в первый раз увидела, как отец плачет.


Родители очень хорошо плавали, но отец боялся высоты и не нырял. Наверное, это была единственная его слабость. Меня плавать он научил по своей, тарасовской методике. В Гурзуфе взял – и бросил с лодки в открытое море. И я поплыла, потому что должна была. Меня с детства воспитывали, как мальчика. Отец ждал будущего хоккеиста, но родилась я. Поэтому играла во все, что можно – в футбол, хоккей, имела разряд по прыжкам в воду.


Галина Тарасова: Да, отец всегда хотел сына, чтобы сделать из него хоккеиста. И только на старости лет сказал маме: девки-то у нас, все-таки, хорошие получились. Отец в принципе никого никогда не хвалил. Он считал, что хорошо выполнять работу – долг каждого человека. За что же тут хвалить?


Татьяна Тарасова: Зато если ты работу выполнил плохо – тут наказание следовало незамедлительно. Помню, один раз мама, папа и Галя поехали в Ленинград, а меня оставили – из-за того, что я плохо убрала дома.


Галина Тарасова: До сих пор не могу себе простить, что не отказалась ехать без младшей сестры.


Татьяна Тарасова: У нас было трудовое воспитание, мы всегда мыли полы, вытирали пыль, натирали паркет, стирали. Бабушка говорила родителям: вы бы уж полегче с девчонками-то. Обе бабушки нас всегда защищали. Папа, если кого-то и побаивался в этой жизни, то только свою маму.


Галина Тарасова: Папина мама, Екатерина Харитоновна, была великолепной швеей-мотористкой. Девушкой шила наряды для знаменитой актрисы Веры Холодной. Бабушка, можно сказать, обшивала всю семью. Нас с Таней одевала, как кукол. У отца был младший брат Юра, с ним мать была помягче, а с папой, как со старшим, наоборот, построже. Отец очень рано взял на себя ответственность за семью.


Галина Тарасова: Я до сих пор поражаюсь, как папа, в свои 20 лет, выбрал маму и попал в самую точку. Наша мама – удивительный человек, очень верный, верный не только самому папе, но и его делу. В доме все было подчинено папиному хоккею, у родителей было удивительное согласие друг с другом. Мы всегда чувствовали, что они любили друг друга, радуются каждой встрече. Папа при маме даже пытался петь, хотя ему, как говорится, медведь на ухо наступил. Когда собирались гости, папа всегда приглашал маму танцевать. Самое смешное, что мама очень хорошо танцевала, а он, хоккеист, наступал ей на ноги.


Татьяна Тарасова: В нашей семье есть святой день – 1 августа, когда поженились наши родители. Мы всегда его торжественно отмечаем на даче. Самый запомнившийся праздник – золотая свадьба. Это было такое никогда не испытываемое чувство счастья и благодарности – за то, что они у нас есть, за то, что они не развелись и не переругались за столько лет, за то, что у нас один дом.


Галина Тарасова: Познакомились родители в 1937 году, поженились через два года. Папа поступил в Высшую школу тренеров, мама училась в институте физкультуры. Они влюбились друг в друга на тренировочных сборах под Серпуховом, на Оке, где готовились к параду на Красной площади. Папа заканчивал ВШТ, по распределению должен был уезжать в Одессу, конечно, не хотел оставлять маму одну и решил сделать предложение. Они подали заявление, и в тот же день их расписали. Папа подарил маме мелкие гвоздики и бело-синюю вазу. Гвоздики с тех пор считались цветами наших родителей. Затем отправились в студенческую столовую, выпили компот, и мама пошла провожать отца на вокзал. Проводила – и вернулась в общежитие.


***


Татьяна Тарасова: Для отца не существовало полутонов. Или все – или ничего. Например, он был совершенно помешанным грибником. Он знал «свои», особые грибные места. Специально ночевал в деревнях, чтобы отправиться в лес в четыре утра. Потом собирал все богатство в свою «Волгу». Машина была для него вторым домом. Он обожал ее, водил всегда только сам. Сейчас я понимаю его. Сама очень поздно села за руль, но быстро поняла, что отец в этом находил. Я даже сижу в машине, как он. Машина – твой дом, где у тебя есть возможность в тишине подумать. Дорога успокаивает, позволяет собраться с мыслями.


Вспоминаю один забавный случай. Встречали мы как-то с Галей отца со сборов в Финляндии. Видим – у него в руках четыре огромных чемодана. Совершенно обычных, дешевых, едва ли не из материи. Мы приободрились, рассчитывая на подарки. Папа из загранпоездок всегда привозил нам что-нибудь из одежды. Сам по магазинам не ходил, поручал ребятам. Знал назубок: маме – белое, Гале – голубое, Тане – красное. Приезжаем домой, открываем чемоданы, а там… грибы! Сотни шляпок белых грибов. Все наши с сестрой планы на вечер рухнули. Почти на двое суток мы были посажены на балкон за обработку грибов. Тут же грибы варились в каких-то немыслимых кастрюлях, солились и мариновались. Отец сиял.


Галина Тарасова: Все, за что папа ни брался, он делал со страстью. Собирал грибы. Солил бочками огурцы, капусту, помидоры, яблоки. Чинил всей семье обувь. Засаживал дачу цветами и голубыми елями. Когда у него начали болеть ноги, он надевал хоккейные наколенники и работал в саду. Случись на даче застолье, он всегда сам накрывал на стол. Выпить мог, но пьяным я его никогда не видела. И что бы ни случилось, кто бы ни был у нас в гостях, в 21.30 отец уходил спать. Просто пропадал – и все. Когда его спрашивали, что привезти с собой на дачу, он всегда говорил: «Только хорошее настроение».


Татьяна Тарасова: Дачу в Загорянке мы купили по настоянию мамы, когда папа сдал сборную после победы на Олимпиаде-72 в Саппоро. Он всегда говорил: пока работаешь, нельзя отвлекаться даже на мелочи. Два разных дела, если отдаваться им по-настоящему, нельзя совместить. И это правда.


Семья наша жила очень скромно. В двухкомнатной квартире одновременно обитали мама, бабушка, папа, я и Галя. Когда сестра вышла замуж, к нам переехал еще и ее муж. Раньше мы спали с Галей на одном диване, а после свадьбы я перебралась к бабушке на кухню. Отец говорил, что по сравнению с другими семьями мы живем в нормальных условиях, что-то просить нам просто стыдно.


Дача была нашим спасением. Отец купил, по сути, первую попавшуюся при осмотре дачу. Финский домик из трех крошечных комнат. Покупка была сделана на всю жизнь. Только там мы по-настоящему отдыхаем и по-настоящему спим. Гараж и баню отец построил своими руками. Он умел все делать. В этой бане перепарились, наверное, все наши друзья. Каждый день рождения папы (в декабре!) справлялся только там. Народу в баню набивалось видимо-невидимо. Но, как обычно, на следующий день отец вставал в четыре утра и вновь приступал к работе. Он очень много там писал. И там же, на даче, придумал идею детских соревнований «Золотая шайба».


Отец не только ездил на детские соревнования, проводил семинары для тренеров, издавал методические пособия, но и даже организовал детскую команду в нашем дворе. Сам с ребятами заливал лед, проводил тренировки. Среди ребят играл и его любимый и единственный внук Алексей. До правнуков отцу дожить не довелось.


***


Татьяна Тарасова: Я помню, как папа плакал еще один раз, второй и последний. Это случилось в 69-м году, после матча со «Спартаком». В присутствии Брежнева он, возмутившись явной судейской несправедливостью, увел команду со льда. Я была на том матче с подругой, все видела. Было очень страшно. Хоккейная толпа, да еще «на газу» – неуправляемая, сметающая сила. Когда папа шел к выходу из Дворца спорта, спартаковские болельщики клоками вырывали волосы с его головы. А он продолжал идти, как скала, будто вообще ничего не происходило. Когда мы сели в машину, толпа подняла ее и попыталась перевернуть. Отец спокойно поднял стекло и сказал, что готов ответить на любые вопросы. Несмотря ни на что, его боялись и уважали. Машину тут же опустили и стали расходиться.


После матча с папы сняли звание заслуженного тренера СССР. Это был большой удар. Он упал на кровать и заплакал. Через несколько месяцев звание восстановили. Отец тогда сказал: «Понимаю, за что отобрали, не понимаю, за что вернули».


С властью отец всегда был в натянутых отношениях. Он понимал, что настоящий тренер не должен быть зависимым человеком. Сам был независимым и непокорным. Уверенность в себе, в своей правоте у него были потрясающие. Мать ему часто перед игрой желала «ни пуха, ни пера», а он никогда не отвечал «к черту». Только «спасибо». Он знал, что он и его ребята сделают ради победы все, что в человеческих силах.


Его и «ушли» как раз за эту непокорность. Для тренера очень рано, в 54 года… Ему бы еще работать и работать. Сколько бы принес стране побед, скольких бы личностей воспитал! Как-то встретила его ученика, тоже знаменитого тренера Володю Юрзинова. Он мне сказал: «Знаешь, чем его дольше нет, тем больше его не хватает. Спросить совета не у кого. Тарасов бы сейчас сказал, как поступить».


Непокорность отца была не политическая, а именно человеческая. Он считал себя советским человеком, патриотом. Когда началась перестройка, отец страшно переживал, мучался. Галя ему подсовывала тогдашние «передовые» журналы типа «Огонька», а он ими швырялся, кричал: «Антисоветчицы!» Только под конец жизни немного смирился с переменами, которые произошли в стране.


Галина Тарасова: В 1994 году папа организовал свой последний турнир «Золотая шайба» – среди сельских и поселковых команд в Костроме. В селе Шувалово под Костромой работал тренер-энтузиаст Борис Гусев, он-то и заманил отца в «сусанинские леса». Первый раз мы поехали летом. Отец со своим учеником, олимпийским чемпионом Игорем Ромишевским провел тренировки – и влюбился в деревенских мальчишек. Второй раз, осенью, встречался с губернатором Костромской области Валерием Арбузовым, владыкой Александром. И дело решили. Третий раз зимой, на первый турнир в Кострому нас провожала Татьяна и велела взять «чапаевскую» бурку. Стояли дикие морозы, катки все открытые, но отец не пропустил ни одной игры.


На доме культуры в Шувалове, рядом с хоккейной коробкой, установлена памятная доска. Я всегда говорю местным жителям: «Есть два места на земле, где увековечена память о моем отце – в Канаде и в костромском селе».


Татьяна Тарасова: Россия не ценит своих лучших людей. Я была в Канаде, в Музее хоккейной славы в Торонто. Там есть целый отдел, посвященный папе. Я плакала, когда оттуда вышла, а я в этой жизни не часто плачу. В музее собраны мельчайшие детали, связанные с его жизнью: публикации, книги, редкие фотографии. В свое время Федерация хоккея Канады организовала папе бесплатную операцию по замене сустава на бедре. А меня даже не пустили вместе с ним за границу, хотя я в ногах валялась. Старик один поехал на операцию, туда и обратно летел в лежачем положении.


Его приглашали работать в Америку на три миллиона долларов в год. Когда он умер, на его счету была одна тысяча долларов… Я до сих пор думаю: если бы отец уехал в Америку, он бы не умер так рано. Но его не отпускали, даже не говорили о предложениях, которые поступали. В родной стране его сначала погубили как профессионала, лишив возможности работать. А потом как человека – по халатности заразив при проведении осмотра смертельной инфекцией.

***
24 мая 2006 года на Аллее славы ЦСКА открыли памятный бюст нашему отцу, Анатолию Владимировичу Тарасову. Справедливость восторжествовала. Отец был великим человеком, повлиявшим на мировой хоккей. Миллионы людей его помнят, знают и любят. И будут помнить всегда.
http://www.allsport.ru/index.php?id=21564
Рыбка
Татьяна Тарасова: "Еще немного..."
31.01.2009 00:50 | "СПОРТ-ЭКСПРЕСС"


ПО СУББОТАМ С Еленой ВАЙЦЕХОВСКОЙ

[Показать/Скрыть]
В ее присутствии мне всегда было неловко жаловаться на жизнь. Даже тогда, когда очень хотелось: у всех ведь периодически возникают проблемы, которые кажутся неразрешимыми. Сама Тарасова редко когда позволяла окружающим даже заподозрить, что проблемы могут быть у нее самой. В последний год она регулярно появлялась на телеэкране - красивая, полная энергии, уверенная в себе. Словно это не ее преследовал какой-то рок: угнали машину, ограбили дом. Но когда в разговоре я затронула эту тему, Татьяна вдруг сказала: "Это все такая ерунда. Сущая мелочь по сравнению с тем, когда болеют близкие люди".

Весь этот год она спасалась одним. Работой. Разрывалась между домом и катком, периодически выбираясь на соревнования. Кого-то консультировала, кому-то ставила программы. За этим к ней продолжали ехать в Москву со всего мира.

Мы встретились на катке ЦСКА сразу после того, как Тарасова вернулась в Москву из Хельсинки, с чемпионата Европы.

СПАСАТЬСЯ НУЖНО САМИМ

- Вы остались довольны увиденным, Татьяна Анатольевна?

- Считаю, что мы выступили по-максимуму, если исходить из нынешних российских возможностей. Показали практически максимальный результат - не считая мальчишек. Точнее - Сергея Воронова.

- Что, на ваш взгляд, с ним стряслось?

- Сергей, безусловно, талантливый фигурист, и тренер у него очень талантливый, но то, что мне удалось увидеть в Хельсинки, наводит на мысль, что Сергей просто мало работает. Мало катает программы. Никто из ведущих фигуристов давно уже не делает один прокат в неделю. Все отрабатывают программы постоянно: утром - короткую, вечером - произвольную.

Как именно следует тренироваться - это вопрос, который должны решить между собой только сам спортсмен и его тренер. Я видела на сборах в Новогорске, как работает Леша Урманов, видела его учеников, они произвели на меня хорошее впечатление. А вот Воронов оказался просто не готов к этому сезону. В Хельсинки он не делал никаких элементов ни в тренировках, на которых присутствовали судьи, ни на разминке. Впечатление от этого оставалось ужасное. Было совершенно непонятно, то ли у человека нервы сдали, то ли ему нужен такой сильный стресс, как соревнования, чтобы он начал прыгать.

К монотонной, силовой работе Сергей не готов. У него не проработаны мышцы - это видно по их состоянию, он не в том весе, в котором, на мой взгляд, должен быть. У него постоянно побаливает нога, но она и будет болеть. Потому что Воронов не готов к нагрузкам. Все это - вопрос только работы. Большой работы, которая по каким-то причинам не была сделана. Сергей, повторяю, очень одаренный парень. Но не атлет. А выигрывают-то атлеты.

- Раз уж мы начали со столь невеселой темы, позволю себе еще один вопрос: что на самом деле случилось в Хельсинки с Максимом Шабалиным?

- У меня очень долго не было по их паре с Оксаной Домниной никакой информации. Все держалось в секрете. На самом деле после двух операций нога у Максима была в плохом состоянии, и в конце прошлого сезона он поехал на реабилитацию в Германию. Это был абсолютно правильный шаг, к которому я имела самое непосредственное отношение - помогала организовать поездку.

Прошлой осенью я хотела слетать в США, посмотреть, как Домнина и Шабалин готовятся к сезону, но меня не пустили. Наталья Линичук, у которой ребята стали тренироваться после того, как ушли от Алексея Горшкова, сказала: "Дайте мне немного поработать, и все будет в порядке". Что ж, Линичук - грамотный тренер. Если она пошла на то, чтобы снять пару с соревнований, то, наверное, у нее были на это причины.

- Тем не менее вы считали, что нужно поступить иначе?

- Я была против такого решения.

- Почему?

- Наверное, потому, что рассуждаю как максималистка. И всегда считала, что спортсмен не должен сниматься с соревнований, если уж принял решение выступать. Максим ведь выходил в Хельсинки на лед, тренировался, все видели, как он катается. Одна из этих тренировок получилась не очень удачной, вторая была совершенно нормальной. Все, что ребята должны были сделать в программе, они делали. И отказываться от выступлений не собирались. Но упали в обязательном танце, после чего тренер и настоял на том, чтобы их снять.

А спасаться надо самим. Со здоровыми нервами, без чужой помощи. Получается ведь, что Домнина и Шабалин готовы выступать лишь тогда, когда в бригаде арбитров есть "свой" судья. Какая-никакая, но поддержка. В Хельсинки российского судьи в танцах не было.

Тем значительней, кстати, выглядит победа Яны Хохловой и Сергея Новицкого. Я очень рада за них. И за их тренеров Сашу Свинина и Иру Жук рада. Они смогли воспитать пару, на которую можно опираться. Более того, Хохловой и Новицкому много лет заведомо отводилась вторая роль, а они сумели пройти на первую. Без "своего" судьи и без ошибок.

Сила спортсменов и заключается в том, чтобы выходить на старт, рассчитывая только на себя. На льду им никто не должен быть нужен. Они ни за кого не должны держаться. Ни за тренера, ни, тем более, за судью.

- Но может быть, отказ Шабалина от выступлений действительно продиктован сильными болями в ноге?

- А почему никто не волновался в прошлом году, когда Шабалина выпустили тренироваться на девятый день после операции? О чем думали те, кто выпустил его на лед? На самом деле все, что происходит сейчас, - закономерно. Сами знаете: колено, которое два раза прооперировали, будет болеть до самой старости. В нем будет накапливаться то одно, то другое, то третье... Либо с этим надо уметь работать, терпеть и преодолевать не только боль, либо надо заканчивать со спортом.

- Как вы оценили бы перспективы наших спортивных пар на приближающемся чемпионате мира?

- Мне очень нравятся наши пары. Объективно они пока не совсем готовы быть первыми. Но рост идет и меня это радует.

ОТ АРАКАВЫ ДО АСАДЫ

- Знаю, вы всегда пристально следите за работой молодых тренеров. Лично меня очень порадовал успех в Хельсинки вашего ученика Евгения Платова и его английской танцевальной пары Шинед и Джона Керр. Все предыдущие годы в Платове постоянно чувствовалась какая-то внутренняя обида, что его дуэт оценивают не так высоко, как хотелось бы. У вас есть объяснение, почему он так долго шел к этому успеху?

- Это не было "долго". Женя ведь, если задуматься, совсем недавно сам закончил кататься. Из любительского спорта ушел в 1998-м, еще какое-то время выступал с Майей Усовой в соревнованиях профессионалов. Потом провел три года в качестве моего помощника и лишь после этого начал работать самостоятельно. А тренерская работа требует не только знаний, но и терпения.

- Когда вы начинали тренерскую карьеру, рассуждали так же?

- У меня ситуация изначально была иной. Я ведь начала работать со спортсменами в 19 лет и вообще не думала, сколько времени может пройти, прежде чем появится результат. Платов же - двукратный олимпийский чемпион. Он пришел в тренеры после большой спортивной славы. Огромной. Поэтому и в тренерской работе ему хотелось того же. Вот ожидание и казалось долгим. Хотя я еще год назад, когда разговаривала с мамой Евгения, сказала ей: "Не переживайте. У Жени все получится".

- Почему вы были в этом так уверены?

- Потому что видела, как Платов прогрессирует. Он любит работать над мелочами. Он научил своих фигуристов кататься, научил их любить фигурное катание, понимать его. А это большое тренерское искусство. Но главное, вместе со своими спортсменами Женя и сам научился понимать то, чего не понимал раньше. У него, кстати, помимо англичан есть хорошая российская юниорская пара. Как и у Саши Жулина, кстати. А еще есть Лена Кустарова, которая прекрасно работает со своими спортсменами. Есть Урманов, Свинин, Жук. Все они - то самое поколение, появления которого я столько лет ждала. Еще немного - и смогу со спокойной душой отойти в сторону.

- Мы с вами уже говорили об этом - на Играх в Турине. Вы сказали тогда, что были вынуждены прекратить свою работу с Шизукой Аракавой, потому что почувствовали, что у вас закончилось тренерское терпение, без которого в большом спорте делать нечего. А сейчас работаете с другой японкой - Мао Асадой. Насколько серьезно это сотрудничество?

- Я работаю с Мао меньше, чем работала с Шизукой, но только потому, что у меня сейчас такие обстоятельства в семье. Сильно болеют близкие. Поэтому я не могу постоянно находиться в Японии. Мао провела у меня в Москве все лето. Короткую программу этого сезона она ездила ставить в Канаду к Лори Никол, и могу сказать, что эта постановка - большое достижение хореографа.

Я ставила произвольную композицию. Включить в нее два тройных акселя тоже было моим предложением. И первые прокаты - особенно прыжковой части - Асада делала со мной. Когда я поняла, что Мао способна выполнять оба акселя и что другие элементы при этом не страдают, мы и приняли решение оставить эти прыжки в программе.

Сейчас с Асадой постоянно работает в Японии моя помощница Жанна Фолле. Мы каждый день созваниваемся, так что я постоянно в курсе всех событий. По мере возможности приезжаю сама, стараюсь ездить с Асадой на все соревнования, в которых она выступает.

- Японская федерация как-то контролирует вашу работу, пытается в нее вмешиваться?

- Насколько мне известно, решение о смене тренера Асада принимала сама. Вместе с мамой и своим менеджером, который ведет все дела. Когда они ко мне обратились, я сразу поставила вопрос о том, чтобы в моем распоряжении была грамотная переводчица и японский тренер по скоростно-силовой подготовке. Эти просьбы удовлетворили.

- Сколько всего программ вы поставили этим летом?

- Мы с Жанной сделали две программы Эвану Лайсачеку - он специально для этого приезжал в Россию, причем прислал его тренер - Фрэнк Кэролл. Еще две программы поставили канадцу Кевину Рейнольдсу, который приезжал вместе со своим тренером Джоанн Маклеод - моей приятельницей. Поскольку в Москве я большую часть времени работаю в ЦСКА с Леной Водорезовой (Буяновой - прим. Е.В.), то активно помогала ставить программы всем ее ученикам - Артему Бородулину, Аделине Сотниковой, Денису Тену. Для Асады сделала еще и показательный танец - танго.

- Вас перестали упрекать за то, что вы работаете с иностранцами на российском льду?

- Сейчас, как мне кажется, такой взгляд уже изжил себя. Специалисты всего мира работают со всеми, кто готов за это платить. Мы же - не агрессивно настроенная страна, правда? Тот же Тен, которого тренирует Водорезова, выступает за Казахстан. У наших стран общее прошлое и, надеюсь, перспективное будущее.

- Кстати, что произошло в Хельсинки с еще одной ученицей Водорезовой, грузинской одиночницей Элене Гедеванишвили, которую еще два года назад называли одной из самых перспективных и интересных фигуристок мира?

- Как раз ее, как спортсменку, и "убило" противостояние Грузии с Россией. Сотрудничать нужно, а не воевать. Прекрасный пример - Россия и Япония.

ШОУ - ЭТО СЕРЬЕЗНО

- После того, как 12-летняя Сотникова стала в декабре чемпионкой России среди взрослых, мне довелось услышать, что соревноваться в этом возрасте со взрослыми детям совершенно ни к чему. Мол, слишком рано.

- Почему? Если она настолько талантлива и все умеет, что ей делать с этими умениями и способностями? Мне, например, было очень жаль, когда Асаду не допустили до Олимпийских игр в Турине лишь потому, что ей было 14 лет.

- А интересно ставить программу 12-летнему ребенку?

- Очень. Аделина на все идет, с удовольствием пробует выполнить все то, что я ей предлагаю. Такими же в свое время у Станислава Жука были и Водорезова, и Александр Фадеев, которые умели больше, чем другие. И на них все пробовали. Считалось, что если Лена или Саша сделают элемент, то, значит, и других обучать этому можно.

- Вы уже три года сотрудничаете с ледовым проектом Первого канала. В следующем сезоне это сотрудничество будет продолжено?

- В ближайших планах проекта пока предусмотрено еще восемь передач. Скажу вам честно: я горда вести эту программу. Считаю, что она на нашем телевидении - одна из лучших. Это не развлекаловка. А образовательная, очень творческая программа, какие вообще получаются редко. Поэтому я счастлива, что имею удовольствие в таком проекте участвовать.

Мне очень нравится, как работает продюсер этого шоу Александр Файфман. Он - человек, которого можно спросить о чем угодно. Знает все. И своими знаниями - глубокими, настоящими - влияет на всех тех, кто находится с ним рядом. На Илью Авербуха, на Сашу Жулина, на всех остальных фигуристов. Очень много им дает общение с артистами - людьми с иным образованием, иным жизненным опытом.

И для тех и для других все это - очень серьезно. Люди ведь приходят, вообще не умея кататься. Учатся, преодолевают огромные трудности. Программа имеет самый высокий рейтинг, ее смотрит все страна. Мне приходят тысячи писем с благодарностями. После военной программы в студию пришли ветераны и наградили нас военными орденами. Разве они не заслужили поклонения? Разве его не заслужил Муслим Магомаев, в честь которого мы сделали отдельную тему? Разве не развиваются там сами спортсмены, балетмейстеры? Разве не учим мы тех, кто эту программу смотрит, понимать искусство?

- Как считаете, можно ли соединить все лучшее, что дала эта программа, с большим спортом?

- Жулин же соединил! Он в этом сезоне работает с французской танцевальной парой Натали Пешала/Фабьен Бурза, и, на мой взгляд, их произвольная программа получились интересной, не похожей ни на какую другую.

- Мне, тем не менее, несколько обидно, что Жулин гораздо активнее работает в шоу, нежели в спорте. Вы считаете это нормальным?

- Я задам встречный вопрос: можно прожить на зарплату, которую платят тренерам в России? На те деньги, что платят мне, нельзя, как бы ни было сейчас стыдно говорить об этом. Хотя я очень благодарна руководству российской федерации фигурного катания за то, что мне дают возможность работать с командой. Точно так же я благодарна НТВ-плюс и лично Анне Дмитриевой за то, что в тяжелые для меня времена, когда я вернулась в Россию из США и никому не была нужна, мне дали возможность комментировать соревнования, высказываться. Для меня это было очень важно. И даже сейчас, если меня разбудят среди ночи и попросят помочь, я сделаю все, что в моих силах.

"СПОРТ-ЭКСПРЕСС
http://sport.rambler.ru/news/figureskating/569407221.html
Рыбка
Хохлова: Тарасова заряжает меня энергией
31.01.2009 03:45 | Чемпионат.ру

Чемпионка Европы Яна Хохлова заявила, что выиграть Евро-2009 ей помогла заслуженный тренер России по фигурному катанию Татьяна Тарасова.

"Татьяна Анатольевна очень нам помогла: сумела найти такие слова, которые мне были тогда нужны, настроила на победу. Это касалось больше психологи. Знаю, что многие Тарасову побаиваются, но у меня с ней есть какой-то эмоциональный контакт, она меня заряжает энергией. И те еe слова были очень мне важны, проникли в душу", - заявила Хохлова "Советскому спорту".

http://sport.rambler.ru/news/figureskating/569408694.html
Рыбка
ссылку нашла на ЛГ give_rose.gif
365 дней до ОИ в Ванкувере
http://www.rian.ru/video/20090213/162043594.html
Donna
Случайно увидела у нас в супермаркете книгу Тарасовой "Красавица и чудовище". Купила и прочла залпом, на одном дыхании. Было очень интересно читать. Написана классно. Намного лучше, чем Лёшкина и даже Вайцеховской. Ай да Татьяна!!! good.gif
Eva
QUOTE (Donna @ Сегодня, 17:10)
Ай да Татьяна!!!
yes.gif ага. я тоже залпом - спасибо Ласточке - она мне эту книгу в подарок на НГ прислала user posted image
Рыбка
Концертный зал имени П.И. Чайковского. Юбилейный вечер Михаила Жванецкого, посвященный его 75-летию
13 марта 2009

user posted image
Рыбка
Аллея спортивной славы ЦСКА. Открытие памятника тренеру по фигурному катанию Станиславу Жуку.
19 ноября 2008

user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image
Рыбка
28 марта 2008
Юбилейный вечер режиссера Александра Митты

user posted image user posted image user posted image


Рыбка
Вручение премии `Персона года 2007`
20.02.2008
user posted image

Круглосуточный Гастроном № 1 в ГУМе
07.03.2008
user posted image
Рыбка
Открытие катка на Красной площади.
01.12.2007

user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image
Рыбка
Визит госсекретаря США в спортивный комплекс ЦСКА.
ТАТ и Кондолиза Райс
13.10.2007

user posted image user posted image


Рыбка
Российская Федерация. Санкт-Петербург. ПРЕМИЯ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ОЛИМП». Вручение премии «Национальный Олимп».
07.06.2007

user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image
Рыбка
Церемония вручения премии «Россиянин года».
06.06.2007

user posted image

с Медведевым
19.02.2007
user posted image user posted image user posted image
Рыбка
Юбилей ТАТ
13.02.2007

user posted image user posted image user posted image
Рыбка
18 декабря 2006
Пресс-конференция, посвященная шоу звезд мирового фигурного катания на Красной площади.

user posted image user posted image
savta
Открытый фестиваль искусств «Черешневый лес»-2009: звёздный «воскресник»

user posted image

user posted image
Рыбка
интервью старое, но все же

Татьяна Тарасова: могу и врезать

user posted image
Татьяна Тарасова
13 февраля свое 60-летие отметит знаменитый тренер фигуристов Татьяна Тарасова, ставшая, пожалуй, самым ярким членом жюри шоу Первого канала «Звезды на льду». Собираясь на праздник, Анна ПАВЛОВА решила узнать о юбилярше побольше и поговорила с ее воспитанниками и участниками «Звезд на льду».

Досье
Татьяна Тарасова
Когда и где родилась: 13 февраля 1947 года в Москве
Знак зодиака: Водолей
Образование: в 1979 году окончила Институт физической культуры
Карьера: заслуженный тренер СССР и России. Ее ученики завоевали 7 олимпийских золотых медалей, 17 золотых медалей чемпионатов мира, 18 золотых медалей чемпионатов Европы

Муж

2 марта этого года исполнится 28 лет с того дня, как уже тогда заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова вышла замуж за уже тогда заслуженного артиста, лауреата международных конкурсов пианиста Владимира Крайнева. В ЗАГС поехали после утренней тренировки, быстренько расписались, и Татьяна уже было собралась идти на вечернюю. Но поняла, что не успевает приготовить праздничный ужин, и тренировку все-таки отменила. «Несмотря на свою загруженность, она умеет быть и хорошим тренером, и любящей женой своего мужа», - свидетельствует один из ее воспитанников Алексей Тихонов, катающийся в паре с Марией Петровой.

Характер
«Она всегда очень требовательна, любит настаивать в жесткой форме. И признаваться в том, что тоже может быть неправа, Татьяне Анатольевне очень нелегко. Думаю, характер ей достался от отца - знаменитого хоккейного тренера», - считает Алексей Тихонов. «Пообщавшись с Татьяной Анатольевной, я поняла: она очень справедливый человек, - уверяет актриса Анна Большова. - Я как-то спрашивала ее по поводу оценок, которые она ставила на проекте «Звезды на льду». «Мне приходилось иногда или сильно завышать, или занижать оценки по той причине, что надо было как-то компенсировать непрофессионализм других членов жюри», - был мне ответ. «Тарасова – человек с замечательным чувством юмора, - говорит Мария Петрова. – Она и сама очень любит шутить. В компании близких друзей, особенно подруг, частенько подбадривает окружающих шутками-прибаутками. А с другой стороны, может и треснуть, дать оплеуху - если человек неадекватно на что-то реагирует или волнуется».

Гостеприимство
Уже более 20 лет семья Тарасовой-Крайнева в Москве живет в обычной трехкомнатной квартире, даже не в центре города. Для гостей здесь двери всегда открыты. Знакомые рассказывают: когда видеомагнитофоны были еще редкостью, один из таких аппаратов появился в семье Тарасовой. На вечерние просмотры фильмов у них собирались до полусотни людей за раз. И все были накормлены и напоены. «Дома Татьяна Анатольевна совсем другой человек, - рассказывает Алексей Тихонов. - Она более спокойная и мягкая. Любит готовить, хотя у нее на это совсем немного времени».

Черепашки
Более десяти лет Тарасова коллекционирует черепашек. А родоначальницей коллекции стала черепашка из венецианского стекла, которую Татьяне Анатольевне преподнесла актриса Марина Неелова. Черепахи Тарасовой со всего света привозят знакомые, друзья и ученики. Эти фигурки в ее доме повсюду: в ванной - в виде мыльниц, на кухне - в качестве подставок под горячее, в гостиной, кабинете, спальне - на полу и подоконниках, в шкафах и на столиках… Более тысячи особей всех мастей и размеров. «Черепашка стала ее талисманом, - говорит фигурист Илья Авербух. - Иногда Тарасова даже носит одну такую в виде броши».

Лучший подарок
«Однажды 13 февраля, в ее очередной день рождения, Тарасова попросила нас: «Ребята, подарите мне хороший номер», - рассказывает Мария Петрова. - И неважно, что мы не ее ученики. Просто и в самом деле лучший подарок для нее - это профессионализм. А на юбилей мы планируем подобрать Тарасовой что-то из хрусталя Swarovski или антиквариата. Она его очень любит».
Еще, по свидетельству друзей, Татьяна Анатольевна очень любит шарфы и меха. Обрадуется и какой-нибудь накидке, шелковой или кашемировой, и просто чему-нибудь сладенькому, которое она очень любит.

Ученики
Тарасова вырастила 11 олимпийских чемпионов. Среди ее учеников Ирина Роднина и Александр Зайцев, Ирина Моисеева и Андрей Миненков, Наталья Бестемьянова и Андрей Букин, Марина Климова и Сергей Пономаренко, Оксана Грищук и Евгений Платов, Илья Кулик, Алексей Ягудин и др. «Если Тарасова берется кого-то тренировать, то опекает его с такой любовью, что это нужно суметь вынести, - рассказывает Илья Авербух. - Скажу честно, я очень хотел тренироваться у нее, и мы почти с ней договорились о совместной работе. Но в последний момент она нам с Ириной Лобачевой отказала, а на вакантное место взяла канадскую пару. Но потом, думаю, пожалела, потому что именно мы с Ирой заняли первое место. Но вообще, Татьяна Анатольевна ошибается редко, и в этом ее гениальность». «Талант у нее заключается в том, - говорит Алексей Тихонов, - что она из каждого человека может выбрать самое лучшее».
http://teleweek.ru/1819
tynenok
Девочки, наконец у меня безлимит и вот на радостях лазила по просторам инета, залезла на ютуб, программа "На ночь глядя". Очень интересно, поразило как Татьяна Анатольевна говорила о Плющенко в 3 и 5 частях.

http://www.youtube.com/watch?v=89b7HNGyxlc
tynenok
Хотя тут подумала, а почему это поразило, Тарасова-это Тарасова, а не какая-нить дешевка, которая кроме себя ничего и никого не видит. Она всегда оценивала чужие достижения и успехи, если оно того стоили. А за личностные качества медали пока не дают.
Рыбка
18 июня 2009 г. 20:35
В Москве орудует банда VIP-барсеточников

ТАТ рассказывает как это было
видео http://www.vesti.ru/doc.html?id=294656&cid=7
Рыбка
19 июня 2009, 19:57

Раненое сердце Татьяны Тарасовой

user posted image

После ограбления знаменитую спортсменку пришлось спасать врачам спецбригады «скорой помощи» ЦКБ
Звезда телешоу «Ледниковый период» Татьяна Тарасова, которую позавчера сначала ограбили, а затем едва не задавили, пережила настоящий шок.
Железную леди российского спорта, как ее называют коллеги, пришлось спасать врачам «скорой помощи».

Все масштабы случившейся с ней беды 62 летняя Татьяна Анатольевна осознала лишь спустя несколько часов после происшедшего. Легендарная женщина едва не поплатилась жизнью за свою сумочку с семью тысячами долларов и документами. Дерзкие грабители, скрываясь с места преступления, чуть не задавили ее. Лишь в последнюю секунду Тарасова успела отскочить.

– Деньги я только сегодня сняла со счета в банке, – объяснила Татьяна Анатольевна милиционерам. – Но кроме них в сумочке лежали все мои документы: российский и заграничный паспорт, грин-карта. Без них я как без рук, они мне постоянно нужны для работы, поездок…

Срыв

Столько несчастий, в одно мгновение обрушившихся на знаменитую чемпионку, не прошли бесследно. После объяснений с милицией Татьяна Анатольевна вернулась домой и попыталась успокоить нервы проверенными средствами – корвалолом и валерьянкой. Но пережитый стресс окончательно выбил ее из колеи. Поздно вечером близким Татьяны Анатольевны удалось уговорить именитую родственницу все-таки вызвать врача.

Уже через несколько минут к дому звезды ледового телешоу подъехала специализированная бригада врачей. За медицинской помощью Татьяна Анатольевна обратилась в элитную клинику, врачи которой не раз спасали ее.

– На фоне пережитого стресса у Татьяны Тарасовой случился нервный срыв и подскочило давление, – поделились с «ТД» медики. – Ей даже предлагали поехать в больницу, но она категорически отказалась.

Высококвалифицированные специалисты посоветовали Татьяне Анатольевне все же пройти обследование, ведь с нервами шутить нельзя.

Здоровье

О проблемах со здоровьем Татьяна Анатольевна не любит говорить. Тренер утверждает, что спорт лучше всяких лекарств. Тем не менее в последнее время 62 летней легенде отечественного спорта приходится часто обращаться к медикам. Напряженный график работы нелучшим образом сказывается на здоровье талантливой женщины.

Сама Тарасова лишь один раз обмолвилась, что чувствует себя неважно. Несколько лет назад ей даже пришлось разорвать контракт с американской фигуристкой Сашей Коэн, которую она тренировала. Тарасова заявила, что у ее подопечной слишком насыщенное расписание.

– Постоянные переезды и соревнования негативно сказались на моем здоровье, – заявила тогда Тарасова. – Я намерена вернуться в Россию и заняться собой.

http://tden.ru/newspappers/845/038482/
Рыбка
ТАТ на КАПе 2008

user posted image
http://www.championat.ru/photo/cat/52/11-2...y_SA/33892.html
ГолосТехКогоНет
Встретила ссылку, не могла не утащить:

http://www.youtube.com/watch?v=ZomVOTLPrsQ
aya
ГолосТехКогоНет, длина юбки поражает ... user posted image
Sunlit
«У ученика Мишина нет шансов поехать на Игры»
29-10-2009
Известный тренер Татьяна Тарасова рассказала «НВ» о перспективах российских фигуристов на Олимпиаде

Татьяна Тарасова в нынешнем олимпийском сезоне выполняет роль тренера-консультанта многих российских и не только спортсменов. В частности, она помогает японской одиночнице Мао Асаде, ставила короткие и произвольные программы членам нашей национальной сборной. После завершения московского этапа серии Гран-при легендарная наставница объяснила в беседе с корреспондентом «НВ», почему ее устраивает такая работа, и рассказала об особенности тренировок фигуристов из Страны восходящего солнца.

– Перед нынешним сезоном вы поставили программы одиночникам – Сергею Воронову, Артему Бородулину и Алене Леоновой.
– Мне кажется, что таким образом я приношу больше пользы, чем если бы занималась с каким-то одним спортсменом. И я довольна ребятами, с ними приятно работать. Леонова все схватывает буквально на лету. Воронов с Бородулиным тоже производят хорошее впечатление своей самоотдачей на тренировках.

– С возвращением Евгения Плющенко у мужчин начнется серьезная борьба за вторую путевку в Ванкувер. На ваш взгляд, кто на нее может претендовать?
– К сожалению, у петербуржца Андрея Лутая, ученика Алексея Мишина, шансов поехать на Олимпиаду нет. Скорее всего, на Игры отправится либо Воронов, либо Бородулин. Но еще нужно посмотреть, как их программы будут оценивать судьи.

– А в то, что Плющенко выиграет золото Олимпиады, вы верите?
– А зачем, по-вашему, он вернулся на любительский лед? Только для того, чтобы побеждать! Женя уже сейчас превосходит своих соперников, а ведь это только начало сезона. Вообще, я слаба в прогнозах, но могу сказать одно – нашим ребятам в Канаде придется исключительно тяжело.

– Ваша японская ученица Мао Асада заняла второе место на этапе Гран-при в Париже, а в Москве стала лишь пятой.
– Я очень боялась подобного результата. После турнира в Париже у Мао было всего четыре дня отдыха. Я просила японскую федерацию дать нам другие этапы Гран-при, чтобы Асада не каталась два соревнования подряд. Но, к сожалению, нам не пошли навстречу. Кроме того, перед стартом серии Гран-при она выступила на соревнованиях в Японии. Это был обязательный турнир, который нельзя пропускать. Как итог – в Москве она сорвала прыжки, которые всегда исполняет на тренировках.

– Может быть, программы у Мао слишком сложные?
– Согласна, они не простые, но ни Асада, ни я не хотим их упрощать. Тем более что на тренировках она с ними справляется. Возможно, какие-то элементы поменяем местами, но прыжки убирать не станем. Мао очень сильная и талантливая спортсменка. Она умеет концентрироваться, много работает, и я верю, что у нас все получится.

– Не боитесь, что после неудачи Мао в Москве Федерация фигурного катания Японии будет настаивать на смене тренера?
– Меня не федерация приглашала, а спортсменка, да и не боюсь я потерять эту работу. Я уже пожилой человек, и постоянно стоять у бортика мне тяжело. Этот кусок хлеба, поверьте, дается тренеру с огромным трудом. Тренировать спортсменов, которые стремятся к высшим достижениям, – тяжелая и ответственная работа, которая осложняется еще и тем, что мы с Мао вынуждены общаться через переводчика.

– Вы с ней находитесь постоянно рядом?
– К сожалению, нет. Я скорее консультативный тренер. Либо она приезжает ко мне в Москву, либо я в Японию. Хотя не могу уезжать из России надолго. У меня сейчас очень сложная ситуация в семье, болеет сестра. Я предлагала Мао тренироваться у японского специалиста, для нее это было бы проще. Но она выбрала меня, и я служу ее таланту, потому что вижу в ней большой потенциал. Мне хочется дать девочке как можно больше.

– Сезон у фигуристов только начался, но, может, кто-то вас уже порадовал своей готовностью к олимпийскому году?
– Это ученики Олега Васильева, пара Мария Мухортова – Максим Траньков. Ребята блестяще выступили в Париже, впервые откатав обе программы уверенно, чисто, без ошибок. Видно, что прошедшим летом они проделали колоссальную работу. Нравятся Юко Кавагути с Александром Смирновым, которых тренирует Тамара Москвина. Я вообще очень люблю эту девочку, мне кажется, она заслуживает большего. Юко пошла на серьезные жертвы, чтобы попасть на Олимпиаду в Ванкувер.
Вы не представляете, что такое для японца потерять гражданство страны, в которой ты вырос. Но она настолько доверяет Тамаре Николаевне и так много проводит времени на льду, что это вызывает уважение. У японцев очень тонкая душа, они невероятно сильны в человеческом плане, работают на износ. Я смотрю на них и думаю: а надо ли соглашаться на подобные испытания? Может, не надо ставить перед собой слишком высокие цели? Может, нужно легче ко всему относиться? Японцам сложно переключиться с работы на отдых, но так не должно быть. Нужно все грамотно сочетать. Думаю, ошибки той же Асады связаны как раз с трудолюбием.

// Беседовала Валентина Карелова

http://www.nevskoevremya.spb.ru/sport/5370...hinanetshansov/
Рыбка
user posted image

Татьяна Тарасова откроет новую звезду фигурного катания

Репетиции нового ледового мюзикла «Щелкунчик» в постановке легендарного тренера по фигурному катанию Татьяны Тарасовой идут полным ходом. До мировой премьеры во Дворце спорта «Лужники» 18 декабря остается чуть больше месяца. Ежедневно Татьяна Анатольевна создает и ставит с фигуристами около десяти минут ледовой хореографии. Интенсивные репетиции продолжаются по восемь часов в сутки и начинаются с разминки и хореографического класса, после чего следует постановка новых элементов и шлифовка уже созданных. Тренер призналась, что любит неизвестных артистов: «Люблю делать из них выдающихся. Мне кажется, с этой труппой мне это удастся». В Мари, девочку, полюбившую странную игрушку для раскалывания орехов, перевоплотится Елена Йованович, а роль Щелкунчика, заколдованного мальчика-принца исполнит Константин Гаврин.

http://7dn.ru/article/7days/404668
Lucky
QUOTE (Рыбка @ Сегодня, 19:17)
Татьяна Тарасова откроет новую звезду фигурного катания

я уж испугалась, думала фабрика звезд очередная user posted image
DDLiss
я купила билеты на Щелкунчика user posted image
Рыбка
Декабрьский номер журнала LED

Анонс декабрьского номера журнала LЁD.

«Я всегда серьезно и старательно готовлюсь к каждой съемке «Ледникового периода»: читаю о музыке, которая будет использована, о времени, когда она была написана, пытаюсь представить себе сюжеты танцев… Считаю, что сужу справедливо, никому не подсуживаю. Поэтому меня и любят зрители. А я им благодарна за это». Татьяна ТАРАСОВА в рубрике «Лицо с обложки».

Donna
QUOTE (Рыбка @ Сегодня, 12:37)
Считаю, что сужу справедливо, никому не подсуживаю. Поэтому меня и любят зрители. А я им благодарна за это». Татьяна ТАРАСОВА в рубрике «Лицо с обложки».

Ах, как вы заблуждаетесь, Татьяна Анатольевна. crazy.gif
Мечтательница
QUOTE (Рыбка @ Ноя 28 2009, 13:37)
Считаю, что сужу справедливо, никому не подсуживаю. Поэтому меня и любят зрители.

Дважды заблуждается crazy.gif
dinakt
На ФСЮ пишут, что ТАТ в больнице с высоким давлением, не сможет поехать к Мао в Корею.
Поклонница
QUOTE
Директор дирекции спортивного вещания Первого канала Николай Малышев рассказал, кто будет работать на спортивных трансляциях.

«У нас очень сбитая целевая команда, в которой каждый работает на несколько видов спорта. В Ванкувере будут трудиться Кирилл Набутов, Андрей Голованов, Виктор Гусев, Геннадий Орлов и другие. Обязательно в студию будут приглашаться эксперты и гости, но этот вопрос будет решаться непосредственно на месте. На фигурном катании вместе с комментаторами будет работать Татьяна Тарасова»
=Ksenia=
ТАТ-комментатор? user posted image
Интересно...
Natik
=Ksenia=, так ТАТ часто комментирует соревнования и ЧР она комментила на произволке...Когда Вася заболел... Да и вообще...
=Ksenia=
blush2.gif Я отстала от жизни.
И как, хорошо комментирует?
Natik
QUOTE (=Ksenia= @ Сегодня, 23:38)
И как, хорошо комментирует?

Подробно и толково... yes.gif
Поклонница
Прекрасного человека, замечательного тренера, спортивную маму Леши с Днем Рождения!!! Крепкого здоровья Татьяне Анатольевне и удачи ее ученикам в Ванкувере!user posted image
Donna
Тарасова на "Эхо Москвы" 06.03.2010г.

[Показать/Скрыть]
М.БАРЩЕВСКИЙ: Добрый вечер! В эфире программа «Dura Lex» и ее ведущий Михаил Барщевский. Сегодня у меня достаточно неожиданный гость – не чиновник, а тренер – Татьяна Анатольевна Тарасова. Добрый вечер, Татьяна Анатольевна.

Т.ТАРАСОВА: Здравствуйте.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я напомню, что Татьяна Анатольевна – заслуженный тренер СССР и России. Но первый вопрос у меня к вам не по поводу регалий, а по поводу успехов. Сколько у вас чемпионов мира и олимпийских чемпионов?

Т.ТАРАСОВА: Вы знаете, я вообще не считала.

М.БАРЩЕВСКИЙ: У вас. Вот, лично вами подготовленных?

Т.ТАРАСОВА: Нет, я не считала. Я просто знаю, что олимпийских у меня: 7 золотых – это в разные годы, у меня 2 раза была Роднина с Зайцевым, это был Инсбрук, это был Лейк-Плэсид, 6 лет они у меня были.

М.БАРЩЕВСКИЙ: 7 золотых.

Т.ТАРАСОВА: 7 золотых, да. 3 серебряных и одна бронзовая.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И чемпионов мира тоже наверняка?..

Т.ТАРАСОВА: Больше 40, я думаю.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это я почему спросил-то? Чтобы радиослушателям было понятно, что я разговариваю сегодня...

Т.ТАРАСОВА: И сейчас тоже серебряная. И еще Шизука Аракава. Больше: 8, потому что я ее готовила.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, мне важно, ведь, не общее количество, мне важно, чтобы радиослушатели понимали, что сегодня я пригласил не чиновника от спорта, а человека, который реально в спорте добился.

Т.ТАРАСОВА: Ну, меня все знают. Какой я чиновник? Какое я вообще к этому отношение имею?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, я вас поздравляю с успехом и на этой Олимпиаде, потому что ваша девочка получила серебро.

Т.ТАРАСОВА: Да, я к ней имела отношение, я готовила ее 2 года. Не 100% как своих готовишь, но я ее консультировала, я ей делала программы, я ее предложила делать, и она со мной впервые сделала на тренировке 2 акселя. Потому что я считала это основополагающим мировым рекордом. Я горжусь тем, что мне 63 года и что я еще участвовала в Олимпиаде, и что моя девочка, к сожалению, на первая... Как папа говорил, за 2-е место у них в хоккее увольняли раньше, и я придерживаюсь этого сейчас, поэтому я решила, что я больше с девочкой работать не буду. Вот так я решила, потому что я не смогла сделать ее золотой.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А с нашей сборной вы работаете?

Т.ТАРАСОВА: С нашей сборной я работаю. Я работаю тренером-консультантом в отделе в Федерации фигурного катания. Работаю там по приглашению Писеева уже несколько лет. Делаю программы тем, кто меня попросит из тренеров для их спортсменов. В этом году сделала короткую женскую программу. Мне кажется, что я помогла Алене Леоновой и как-то себя почувствовать, и, мне кажется, что это очень удачная программа именно к олимпийскому году, русскую делала. И делала Артему Бородулину, который с блеском выступил. Консультирую всех.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, скажите мне, пожалуйста. Такой, не очень приличный вопрос, но не могу вам его не задать. А какая у вас зарплата в сборной нашей?

Т.ТАРАСОВА: Вы знаете, у меня еще большая зарплата. Потому что я сейчас пришла из ЦСКА, потому что там дети готовятся уезжать на чемпионат мира юниорский. Вот, я могу сказать, что просто Центральный спортивный клуб армии, они сошли просто с ума. У них зарплата 9 тысяч рублей. 9 тысяч рублей! У тренеров. Которые и так не поддерживаются, тренеры в нашей стране, как я теперь понимаю в последнее время – я об этом еще скажу позже. Но за эту зарплату даже пол мести люди отказываются.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, этой зарплаты не хватит доехать до работы и обратно.

Т.ТАРАСОВА: Это бесстыдно просто платить такие деньги.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А в сборной, тем не менее, сколько?

Т.ТАРАСОВА: Сейчас как-то изменилось немножко положение, и с этого года – буквально с этого года, я подчеркну – во-первых, помогает очень Москва. А потом начали немножечко платить ребятам деньги. Я получаю, моя зарплата – это 40 тысяч рублей.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я обращаю внимание радиослушателей на то, что Татьяна Анатольевна Тарасова – человек с мировым именем, человек, подготовивший, как мы с вами выяснили, больше десятка олимпийских призеров.

Т.ТАРАСОВА: Я могу это зарабатывать заграницей за 1-2 дня.

М.БАРЩЕВСКИЙ: За час консультаций, я думаю.

Т.ТАРАСОВА: Да. Консультаций – да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я просто обращаю внимание радиослушателей, потому что мы сейчас все мучаемся вопросом «Как же так? Почему на Олимпиаде такой у нас результат?» Вот вам и ответ. Когда такие тренеры получают такие деньги, то...

Т.ТАРАСОВА: Мне стыдно об этом сказать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, кстати! Насчет ваших...

Т.ТАРАСОВА: Бывают всякие премии. Но это, понимаете, как мой папа говорил, после окончания работы премии бывают за хорошую работу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я на всякий случай напоминаю молодежной части аудитории нашей, что отец Татьяны Анатольевны Тарасовой, знаменитый Анатолий Тарасов тренировал нашу сборную по хоккею, что тоже после Олимпиады немало интересно знать. И в течение, ну, наверное, лет 15-20?

Т.ТАРАСОВА: Да, в течение всей жизни. Во всяком случае, с ним 3 Олимпиады было выиграно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. И поэтому, как бы, передо мной сидит человек, который имеет отношение не только к фигурному катанию, но и вообще ко всему, что происходит на льду, кроме кёрлинга, наверное. Да?

Т.ТАРАСОВА: Да, наверное.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати! Когда вы работали с Ягудиным, которого сделали чемпионом мира.

Т.ТАРАСОВА: Чемпионом мира его сделал Мишин, после этого он ушел ко мне и становился у меня чемпионом мира и стал Олимпийским чемпионом.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Тренировали вы его в США, насколько я помню.

Т.ТАРАСОВА: Да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И сколько вы тогда от Федерации нашей получали денег?

Т.ТАРАСОВА: Нисколько.

М.БАРЩЕВСКИЙ: И сколько это время продолжалось?

Т.ТАРАСОВА: 4 года.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это я тоже обращаю внимание.

Т.ТАРАСОВА: А до этого я тренировала Кулика и получала тоже нисколько.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Хорошо. Так вот, скажите мне, пожалуйста, теперь. Все эти мои вопросы – это была подводка к главному вопросу. Это отношение лично к вам за ваш характер? Или есть еще именитые тренеры, находящиеся в таком же положении?

Т.ТАРАСОВА: Вы знаете, я не знаю про других. Я думаю, что это ко мне отношение. Потому что меня никогда не поддерживали ни судьи, ни Федерация. Никогда не поддерживали. Моих спортсменов никогда не поддерживали, начиная с Моисеевой с Миненковым. Всегда их хотели поставить на 2-е место. И поэтому я всегда думала, что у меня должны тренироваться спортсмены, которые на голову выше, у которых ярче индивидуальность. И так получилось: моих спортсменов запомнил мир навсегда. И поэтому Ягудин был на голову выше тогда Жени Плющенко. Это было видно, и мы повалили такую, в общем, берлинскую стену еще до Олимпийских игр на последнем финале гран-при. Мы туда поехали и выиграли одним голосом – там 5 человек всего судило – не русским голосом. Русский голос был на другой стороне.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, когда русский голос на другой стороне... Когда наши 2 русских спортсмена, это все простительно.

Т.ТАРАСОВА: Да, но когда 5 из этого, то, вы знаете, это так обидно, что к горлу подступают все время слезы. А для того чтобы не плакать, надо придумывать как ты выиграешь, и работали до полусмерти. Считаю Ягудина выдающимся спортсменом современности и благодарна ему буду до своей гробовой доски за то, что он никогда меня не спрашивал, куда я его веду, зачем я его заставляю. И вся его жизнь была в моих руках, и мы не разделяли, кто тренер и кто спортсмен. И вела я его как могла, понимаете? И привела его к тому...

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну и неплохо привели.

Т.ТАРАСОВА: Да-да, неплохо. Во всяком случае, это изменило его жизнь, самое главное.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Скажите такую штуку. Вот теперь, как говорится, не торопясь, а после Олимпиады уже можно говорить об этом, наверное, прямым текстом, не срывая никому нервы перед Олимпиадой. А чего у нас вообще с фигурным катанием происходит? Вот, где разрушилась та цепочка, когда 3-4-летние девочка, мальчик вставали на коньки и через 15 лет становились чемпионами мира?

Т.ТАРАСОВА: Я хочу сказать, что тренеры сейчас находятся в глубоком шоке после высказываний Дмитрия Анатольевича Медведева, который сказал, что он при всем уважении к тренерам... Во-первых, он нас занес, как бы, в одну и ту же корзину с жирными руководителями и Федерациями.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, насколько вы жирный руководитель мы уже поняли из вашей зарплаты.

Т.ТАРАСОВА: Да. Поэтому нам нужно подумать о том, каким образом изменить систему подготовки спортсменов. Должна быть выдвинута фигура самого спортсмена. Ни Федерацией, которая у нас иногда жирная как коты, ни тем более руководителем Федерации и даже не тренером при всем колоссальном уважении. Спортсмены достигают успеха, они должны быть эпицентром внимания.

У меня маме 92 года, она, вообще, плакала не знаю как. И сказала, что она будет писать письмо Медведеву. Я сказала: «Мам, ты, вообще, успокойся и не плачь». Она сказала, что «я на протяжении всей своей жизни живу рядом с тренерами и я вижу, как жизнь посвящена работе». Скоро у нас после таких высказываний, извините, пожалуйста, Дмитрий Анатольевич, школы будут без педагогов. Нами будут управлять учащиеся, театры будут без режиссеров, потому что в театрах будут артисты сами себе роли делать, назначать себя на роли и снимать. Оркестры будут без дирижеров. Потому что, действительно, что он там делает, стоит, руками машет? При всем уважении к нему. Надо же обратить внимание на других. И институты будут без педагогов. Вот и все. А я хочу сказать, что я говорила, говорю и буду говорить, на своей шкуре, главной фигурой в спорте является тренер, к которому родители ведут ребенка. Они ведут к нему на всю жизнь в 4 года. Они ему или доверяют, или не доверяют. И они ведут к нему не только за профессиональными навыками. Потому что спорт воспитывает людей, потому что фигура тренера является основной. Какой тренер, такой и ученик. И для того чтобы у нас была массовость, нужно поднимать, и искусственно ничего не нужно делать. Но не надо нас и закапывать. И не надо говорить «при всем уважении», не уважая нас.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, вы знаете, у адвокатов есть такое выражение «Клиенты приходят и уходят, а мы остаемся». Я далек от спорта.

Т.ТАРАСОВА: Это оскорбило нас всех.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я далек от спорта, хотя закончил школу с разрядами по семи видам спорта. Я не стал профессиональным спортсменом, тем не менее. Но мне кажется, что в отношении тренеров в любом виде спорта – будь то футбол, будь то хоккей, будь то фигурное катание, будь то шахматы – спортсмены приходят и уходят, а тренеры остаются.

Т.ТАРАСОВА: Но нам нужно по всем видам, видимо, Гууса Хиддинка нанять.

М.БАРЩЕВСКИЙ: За 1,5 тысячи долларов?

Т.ТАРАСОВА: Да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Даже меньше у вас.

Т.ТАРАСОВА: Да. Для того чтобы поднять престиж иностранных тренеров. Нам не жалко, что у нас 600 тренеров уехали, что они разбросаны по всему миру и составляют нам огромную конкуренцию, потому что этих тренеров учили мы здесь, как своих.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот, кстати. Давайте теперь вернемся к тому вопросу, на который вы мне не ответили.

Т.ТАРАСОВА: И, конечно, прошу меня простить, что я, конечно, осмелилась критиковать такие высказывания.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, вы на «Эхе Москвы» находитесь, поэтому здесь за это не извиняются. Это, вот, на других радиостанциях за такие вещи извиняются. У нас это принято. Скажите мне такую вещь, пожалуйста...

Т.ТАРАСОВА: А у нас это вообще принято.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я вас спрашиваю как профессионала. Я, действительно, не понимаю, что изменилось по сравнению с советским спортом? Где цепочка разорвалась?

Т.ТАРАСОВА: Да. Цепочка разорвалась с 1985 года. Вот, смотрите, сейчас на Олимпиаде возраст олимпийцев должен быть приблизительно от 20 до 25 лет, правильно? Ну, кто-то постарше, кто-то поменьше. У нас танцоры, пáрники – им всегда было по 30, когда они выигрывали. Понимаете? Это были зрелые люди. Поэтому, вот, считайте. У нас не было набора вообще. У нас не заливались катки – я уже это много раз повторяла. У нас никто не приводил своих детей, потому что у нас страна вся выживала. Как живет страна, так и живет спорт. Поэтому можно всех снять.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Разве дело не в том, что у нас просто исчезли детско-юношеские спортивные школы?

Т.ТАРАСОВА: Да, они исчезли. Абсолютно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Как институт.

Т.ТАРАСОВА: Да, они просто исчезли. А тренеры уезжали, потому что здесь не могли прокормиться. А если тренеров нет, кто будет работать?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Стойте-стойте, про тренеров мы поговорим. Про это мы сейчас поговорим. Я хочу именно цепочку понять.

Т.ТАРАСОВА: Да, юношеские, детские спортивные школы исчезли.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А откуда потом набирали людей, молодежь набирали в юношескую сборную? Вот оттуда же шел набор.

Т.ТАРАСОВА: Конечно!

М.БАРЩЕВСКИЙ: Что у нас сегодня? У нас есть сегодня платные кружки, где большие деньги надо платить, и государство уже ничего не дает на детский спорт.

Т.ТАРАСОВА: Вы знаете, так, чтобы давало, нет. Надо сначала, как бы, результат показать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть трех-четырехлетний ребенок...

Т.ТАРАСОВА: Раньше мы выбирали из талантливых детей, да?

М.БАРЩЕВСКИЙ: На какой стадии? В каком возрасте они были уже?

Т.ТАРАСОВА: Ну все равно в 10 лет мы видим человека, в 10-12 лет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: В 10 лет они уже занимались в детско-юношеских спортивных школах?

Т.ТАРАСОВА: Конечно! Конечно!

М.БАРЩЕВСКИЙ: А где они сегодня занимаются в 10 лет?

Т.ТАРАСОВА: Они тоже занимаются в детских спортивных школах. Вот, например, в школе ЦСКА 800 человек. Из них 700 детей.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А кто за это платит?

Т.ТАРАСОВА: Платят родители.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так. А раньше кто платил?

Т.ТАРАСОВА: А раньше никто не платил.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть государство?

Т.ТАРАСОВА: Государство.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так вот, скажите мне, пожалуйста, вы представляете себе вменяемого богатого родителя, который может платить, чтобы он допустил, чтобы его ребенок пошел в спорт высоких достижений?

Т.ТАРАСОВА: Нет, у нас никогда ни один ребенок не был из обеспеченной семьи.

М.БАРЩЕВСКИЙ: К чему я и веду.

Т.ТАРАСОВА: Вот, что у нас было? Из того, кто мне попадался на моем жизненном пути. Самые обеспеченные – это были если мама врач, папа военный.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, это самые обеспеченные.

Т.ТАРАСОВА: Это самые обеспеченные люди, которые жили в двухкомнатной квартире вместе, например, с бабушкой и с ребенком. Вот это были обеспеченные люди.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Мои наблюдения показывают – может быть, я ошибаюсь, но мои наблюдения показывают, что в Америке в хоккее, в баскетболе, в бейсболе спорт является социальным лифтом для людей из бедных слоев в миллионеры. Я не представляю себе состоятельного родителя, ну, который имеет возможность дать своему ребенку хорошее образование либо в российском хорошем вузе, либо заграницей...

Т.ТАРАСОВА: Он не пошлет ребенка рвать кишки с детства.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я не представляю себе такого родителя, чтобы он его послал в спорт больших достижений.

Т.ТАРАСОВА: Не пошлет. Нет, это совершенно другое.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Что мы сегодня имеем таким образом?

Т.ТАРАСОВА: Я разговаривала как-то с одной балериной, извините, которая преподавала просто богатым детям. Я не буду говорить, где и что. Они попросили ее, чтобы она их поставила на пальцы. Ну, интересно же детям, да? Когда она принесла эти тапочки и одела на их ножки, пуанты, они сразу все заканючили и сказали, что это больно и они не будут. Понимаете? Вот и все. Поэтому и в Большом театре тоже танцевать особо некому, потому что это больно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Оставим Большой театр – их здесь нет. Значит, на уровне обывателя я рассуждаю: что если я готов отдать своего ребенка в спорт для того, чтобы фигурку накачать, чтобы на коньках научился кататься, чтобы в футбол научиться играть, в волейбол тем более.

Т.ТАРАСОВА: Но вы не знаете, как ребенка это зацепит.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но я не готов, чтобы в 16 лет, когда перед ним встанет выбор – профессиональный спорт или высшее образование – чтобы он пошел в профессиональный спорт. Я не готов на это, потому что я знаю, какая судьба ему уготована.

Т.ТАРАСОВА: Да. Переломы.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Переломы.

Т.ТАРАСОВА: Разрывы связок.

М.БАРЩЕВСКИЙ: К 40 годам инвалидность.

Т.ТАРАСОВА: Обязательно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот. А государство – мы с вами только что выяснили – денег не дает. Что получается? Что с 3 до 10 лет...

Т.ТАРАСОВА: Сейчас уже дают. Потихонечку начали давать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, вот это хорошо.

Т.ТАРАСОВА: Да, начали давать. Будет результат через 10 лет? Будет, может быть, и раньше. Я вам говорю, я приехала с первенства России – перед Олимпийскими играми было – с первенства России по фигурному катанию. Там есть очень хорошие дети. Поверьте, я знаю всех детей, которые есть в стране. В каждой школе. Конечно, география сократилась, потому что, например, были закрыты катки в Екатеринбурге – там была школа. Потому что хоть тренер у нас не является ведущей фигурой, но там был Игорь Борисович Ксенофонтов, царство ему небесное, он держал эту школу. Понимаете? Профессорски ее держал. И оттуда были все время поступления. Например, Станислав Алексеевич Жук пользовался этой школой и забирал оттуда к себе.

М.БАРЩЕВСКИЙ: В возрасте лет 10-ти.

Т.ТАРАСОВА: Ну, 12-ти, понимаете, 13-ти. Мы уже это видим, кого куда, какая специализация. Поэтому если вы свою дочку или сына куда-то отведете, то вы не знаете, как ребенок поведет себя, у которого будут способности и который будет чувствовать в себе этот дар, да? Он может все равно остаться здесь, преодолевать себя. Поэтому сейчас начинают вкладывать деньги, и это обязательно даст свой результат. Обязательно!

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, а что будет с тренером? Вы несколько раз пытались говорить, я вам не давал, а, вот, сейчас хочу услышать. Ведь, не только вы приготовили японскую девочку на серебряную медаль, но еще несколько олимпийских призеров были подготовлены нашими тренерами. Почему произошла такая вещь, что наши?..

Т.ТАРАСОВА: Ну, если я сейчас получаю такие деньги, вы как думаете, мы раньше получали вообще, там, по 2 тысячи.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Рублей?

Т.ТАРАСОВА: Ну, конечно. Мы не получали даже 100 долларов. И это спасибо Путину, который сделал тренерам и спортсменам, олимпийским чемпионам, в общем, как пенсию. Тренерам, которые прошли больше, чем 3 Олимпиады, выиграли, он сделал нам пенсию, которая приравнивается к 500 долларам. И мы получаем это каждый месяц. И это огромная, поверьте мне, огромная поддержка тех людей, которые клали на это жизнь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, а что еще нужно сделать? Ну, хорошо, денег дали, вот, 15 тысяч рублей дали тренерам как пенсию.

Т.ТАРАСОВА: Это те, которые прошли 3 Олимпиады и выиграли их. (смеется)

М.БАРЩЕВСКИЙ: М-да. А что надо делать? Ну, скажите, вот? Ну, позор, который был в Ванкувере, - его не хочется больше. Чего делать-то?

Т.ТАРАСОВА: Я не знаю, почему руководство наше обещало такое количество медалей.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да дело не в том, что они обещали. Дело в том, что мы привыкли видеть с советских времен.

Т.ТАРАСОВА: Ну, мало ли, что мы привыкли видеть.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так, как это восстановить? Что надо делать?

Т.ТАРАСОВА: Надо вкладывать в спорт высших достижений и в детский спорт. Нужно вкладывать деньги для того, чтобы выбирать не из тех, кто занимается, кто может платить за это, а вообще из способных детей. Выбирать из детей всех, живущих на нашей российской земле. Так у нас и было. Открывать новые школы, брать тренеров. Потому что, вы поймите, что тренеры сейчас, которые молодежь, которая пришла, им тоже нужно выживать. Они работают для того, чтобы снять комнату. Центры фигурного катания – Москва, Санкт-Петербург, ни у кого нет жилья. Для того чтобы снять комнату, вы знаете, что нужно приблизительно 30 тысяч, ну, пусть 25. Но надо жить, для того чтобы много работать, непосредственно около катка. Мы так все поселились, всю жизнь мы жили около катка, чтобы пешком дойти на каток, потому что расписание тренерское – это 8-10 часов в день всегда.

М.БАРЩЕВСКИЙ: На льду?

Т.ТАРАСОВА: Всегда! На льду. А сейчас им нужно выживать. Если у них такие зарплаты, они должны брать деньги, зарабатывать их. Они уже не стараются. Только те, у кого мужья обеспеченные, могут себе это позволить, работать с индивидуальностью. Потому что каждый должен набрать большое количество работы. Для того чтобы комнату себе снять...

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну да: каждый ребенок – это дополнительные деньги.

Т.ТАРАСОВА: Конечно! Понимаете? Вот и все. Надо брать тех, кто платит. У нас не было такой задачи. Мы живем в другом обществе, в другом государстве. Мы должны к этому приспосабливаться.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну хорошо, смотрите. Китайцы мне рассказывали. Во время Пекинской Олимпиады мне рассказывали китайцы, как у них дело поставлено.

Т.ТАРАСОВА: У них все дело поставлено, как у нас было в Советском Союзе.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Государство дает деньги, по-моему, в 12 лет с родителями ребенка подписывается контракт, талантливого ребенка. Государство вкладывает еще бóльшие деньги в этого ребенка, но он уже не может уйти, пока он...

Т.ТАРАСОВА: Пока он нужен. Вот и все.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. То есть это, в общем, тоже нормальный бизнес.

Т.ТАРАСОВА: Да, очень нормальный абсолютный бизнес. У нас тоже так было. Конечно, контракты никто не подписывал, но от выдающихся тренеров никто никуда не переходил, потому что это понятно было: если тебя взял Жук, или Тарасова, или Чайковская, или Москвина, то ты будешь в призерах чемпионата Европы и мира, и ты будешь жить по-другому. У тебя будет имя, у тебя будет профессия. И у тебя будет то, чего у других нет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: В советские времена – да. У тебя будет машина без очереди, у тебя будет квартира. Но сегодня-то нет.

Т.ТАРАСОВА: Я сама получала машину без очереди.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но сегодня же так нет этого. Все равно надо зарабатывать деньги. Ты можешь быть 5 раз олимпийским чемпионом, но деньги надо зарабатывать.

Т.ТАРАСОВА: Деньги надо зарабатывать. Но все равно надо стремиться к тому, чтобы быть олимпийским чемпионом, потому что тогда ты будешь зарабатывать другие деньги. Сейчас если ты способный, катаешься в десятке мира, уже понятно, что ты никуда не проскочишь мимо своей профессии, ты будешь потом или развиваться, или в шоу идти. Сейчас очень большая популярность фигурного катания, тем более у нас в стране, которое поднял Первый канал. Это абсолютно точно: 4 года этой программы выдающейся. Просто переполнены все школы. Что-то будет, обязательно что-то будет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть вы призываете спокойно...

Т.ТАРАСОВА: Я призываю спокойно. И мой папа всегда говорил «Без паники». Мы должны ждать. Мы еще не умерли и новое поколение уже приходит. Да, мы потеряли среднее поколение. Мы потеряли среднее поколение спортсменов, которым сейчас по 20 и по 25, и мы потеряли тренеров. Это очень тяжелая...

М.БАРЩЕВСКИЙ: Они не стали возвращаться? Тренеры возвращаются сейчас?

Т.ТАРАСОВА: Возвращаются, в основном, те, у кого там не получилось. Вы поймите, туда уехали молодыми 25-летними ребята. Там они женились, там у них дома, там у них катки, там у них дети пошли в школу. Все. Уехал Игорь Шпильбанд. Игорь вообще уехал. У меня был театр «Все звезды». Он вообще остался в США. Я думала, что у меня будет инфаркт – я была полгода на гастролях, потому что я уходила на пару лет, не работала тренером, пришла потом обратно, потому что не могла без этого выжить. И если меня наказать очень сильно – многие это знают, кстати, в Федерации – если меня наказать, то у меня надо просто отнять работу. Ну, мне уже много лет, я могу на пенсии потихоньку.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, той самой, которая 500 долларов?

Т.ТАРАСОВА: Да-да-да. Ну, я найду себе применение, я надеюсь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну хорошо. А, вот, молодые тренеры сейчас?..

Т.ТАРАСОВА: Просто, вот, Игорь Шпильбанд – он остался. У меня был коллектив 19 человек, мы объехали всю Америку и Канаду с гастролями, театр «Все звезды». И он остался, 5 человек осталось в Нью-Йорке, оставили мне записку.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это какой год был? Ну, 90-е уже?

Т.ТАРАСОВА: Да-да-да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Остались не по политическим соображениям, а просто по финансовым?

Т.ТАРАСОВА: Ну, невозможно было им здесь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, я подчеркиваю: не по политическим, а просто по финансовым.

Т.ТАРАСОВА: Да, конечно. Ну, они там писали все, чтобы быстро GreenCard получить. Ну, это не важно. Он вырос в выдающегося тренера, Марина Зуева просто уехала по контракту работать с Гордеевым и Гриньковым. Она уехала, потом они объединились, и у них очень сильный тандем. Очень сильный тандем, который работает и который на протяжении многих лет будет давать, конечно...

М.БАРЩЕВСКИЙ: А они сейчас к Олимпиаде кого-нибудь приготовили?

Т.ТАРАСОВА: Как? Они приготовили чемпионов Олимпийских игр, канадцев. Они приготовили серебряных призеров Олимпийских игр, американцев. У них целая школа, у них 10-12 пар. К ним невозможно попасть. Молодцы они, молодцы! И так работают все наши тренеры, которые уехали туда. Все работают на разрыв аорты.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я напоминаю, что в эфире программа «Dura Lex», ее ведущий – Михаил Барщевский. Сегодня в гостях у нас Татьяна Анатольевна Тарасова, мы вернемся через несколько мгновений.

НОВОСТИ

М.БАРЩЕВСКИЙ: В эфире программа «Dura Lex», ее ведущий Михаил Барщевский, в гостях у меня Татьяна Анатольевна Тарасова, мы говорим об итогах Олимпиады. Ну, в основном, через призму фигурного катания. Татьяна Анатольевна, вот, я резюмирую первую часть передачи, как я вас понял. Значит, сейчас какие-то первые робкие шаги начинают делаться.

Т.ТАРАСОВА: Да.

М.БАРЩЕВСКИЙ: То есть верным путем идете, товарищи. Но медленно.

Т.ТАРАСОВА: Конечно, медленно. Но у нас в зимних видах вообще – у нас ни трасс нет настоящих... Понимаете, у нас перекручивают лезвия с одних саней на другие, понимаете? Где они, эти сани-то?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот давайте поговорим вот о чем...

Т.ТАРАСОВА: У нас ничего не производится.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я на Олимпиаде пошел на такой вид спорта как кёрлинг. Пошел, честно говоря, посмеяться над этой глупостью. Должен вам сказать, Татьяна Анатольевна, что это потрясающий вид спорта. Это шахматы на льду.

Т.ТАРАСОВА: Я это понимаю очень хорошо.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это азартно, это зрелищно.

Т.ТАРАСОВА: Я всегда смотрю.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Потрясающе! То есть я влюбился в кёрлинг по-настоящему. Но для кёрлинга-то много не надо. Уж чего-чего, камней-то в России достаточно. Почему это не развивается? Кстати, сразу вам задам другой вопрос. Вы у нас дежурная не только по фигурному катанию, но в силу фамилии и по хоккею. Чего с хоккеем происходит?

Т.ТАРАСОВА: У нас вообще дежурный по стране – Жванецкий.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А вы по хоккею. (смеется)

Т.ТАРАСОВА: Ну, хоккей я, конечно, не берусь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но, все-таки, вы ж представляете себе?

Т.ТАРАСОВА: Ну, просто я хочу сказать по хоккею. Конечно, слово «позор» здесь будет, конечно, даже мягко сказано.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А почему? Почему? Вот, понимаете, что было? Когда у нас в сборной играли отечественные...

Т.ТАРАСОВА: Я считаю, что Быков должен... Это талантливый человек, помешанный человек на хоккее. Мне кажется, что он должен – я не могу ему давать советы – но, все-таки, он должен создать свою команду. Потому что ребята, которые играют в НХЛ, дай им Бог доброе здоровье. Но, понимаете, ну, нельзя собираться на Олимпийские игры за один день. Это преступление!

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, дорогая моя, ну, было такое. Если мне память не изменяет, Якушев тренировал сборную нашу, в которой были только наши отечественные – не было нхловцев. И провалили, по-моему, чемпионат мира и Олимпийские игры.

Т.ТАРАСОВА: Но Быков 2 года выигрывает.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Чемпионаты мира выигрывает такой же сборной, собирающейся за день. То же самое. Что произошло на Олимпиаде?

Т.ТАРАСОВА: Я не знаю. Вы знаете, я была на Олимпиаде рабочей лошадью, я следила за своим видом. Я, конечно, смотрела на матч, я, конечно, на них не ходила. Но у них нет никакого духа российского. Так нельзя, это очень чувствуется. Они не играют на разрыв аорты, не играют. Они не сыгранные, они не вместе. Знаете, я же помню, как побеждала команда американцев в Лейк-Плэсиде в хоккей. Я была на этом матче, они были совершенно не профессионалами – это вообще была студенческая команда. Но у них был такой сильный дух. Дух был! Потому что, все-таки, дух должен быть очень сильный.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я был на игре наших с канадцами. Это, знаете, у меня было ощущение неловкости, как будто я сижу на трибуне раздетым. Канадцы смотрели на нас, соседи по трибуне с таким удивлением – ну, русские не могут так играть. Да, знаете, кстати, какая версия среди ванкуверских таксистов гуляет? Никогда не угадаете. Ванкуверские таксисты после матча говорили о том: «Ну, понятно, договорились: вы отдаете нам Ванкувер, мы вам отдаем Сочи. Потому что вы играть так не можете, вот, просто так плохо играть вы не умеете. Это было специально, вы нам отдали матч». Это говорили таксисты, а таксисты, как известно, все знают.

Т.ТАРАСОВА: Таксисты, которые размахивали нашей формой, потому что все они купили себе наши шапки. И когда ты мимо них проезжал, то они все доставали шапки и показывали. Это было одно из самых приятных мгновений.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Уж коли вы это упомянули, я хочу сказать, что в одном мы Олимпиаду выиграли точно – это в форме.

Т.ТАРАСОВА: Форма у нас – самая лучшая на свете. Куснирович Миша, спасибо тебе большое, огромное. И спасибо тебе большое за Русский дом.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не за Русский дом, не за Русский дом. А за Боско Клаб – это разные вещи.

Т.ТАРАСОВА: Да, Боско Клаб и Русский дом. Все равно это все делалось вместе. И эта идея принадлежит тоже Мише, это место, которое тоже он выбирал. Это было совершенно гениально. Эти очереди, по 4 часа которые стояли, эти люди, которые никогда не потеряют к нам интерес, потому что у нас все равно великая страна. И мы гордились. Мы гордились, что мы ходим в этой форме, и как там было внутри все устроено, и как с нашими фигурками фотографировались.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Могу дополнить вас. То, что у нас была лучшая форма на Олимпиаде, это вообще вне всяких сомнений. Был 2 раза смешной эпизод. Значит, с нами все время фотографировались, со всеми. Но у меня была 2 раза такая история. Подходят канадцы, говорят «Можно с вами сфотографироваться?» Ну, поскольку это происходит каждую минуту, «Да, пожалуйста», дежурная улыбка на лицо, красивая поза в нашей форме. Они: «Нет-нет, можно, чтобы вы спиной повернулись?» То есть им нравилась наша форма, наши лица их не интересовали – им форма была важна. В этом мы Олимпиаду выиграли. Но, Татьяна Анатольевна, доберемся к серьезному.

Смотрите, что получается. Хоккеистов мы производим на экспорт. Да, они все уезжают в НХЛ играть, ради денег. Нормально, не осуждаю.

Т.ТАРАСОВА: Но у нас тоже хоккеистам немало платят. По сравнению с фигуристами, которые просто нищие, их защищают. Если в ЦСКА какая-то игра, то уже с утра туда не въедешь, даже на хромой козе туда не въедешь, не проскочишь.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Тренеров фигурного катания мы тоже производим на экспорт. А как сделать так, чтобы за державу было не обидно? Чтобы не на экспорт, а дома?

Т.ТАРАСОВА: Не, ну вот тут написано «при всем уважении»...

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это вы имеете в виду цитату Медведева?

Т.ТАРАСОВА: Но фигура тренера заграницей является... Я еще раз повторяю, это первый человек, которому родители приводят ребенка. И от того как будет работать тренер, что он будет говорить ребенку, он влюбит его в спорт, откроет его возможности или нет. И никакие начальники не имеют к этому никакого отношения. Вот, никакого! Ни очень уважаемый, ни неуважаемый – любые!

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, о начальниках. А как вам кажется, Олимпийским комитетом должен руководить спортсмен или, например, юрист?

Т.ТАРАСОВА: Я думаю, что, наверное, теперь юрист.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Поясните мне, человеку несведущему, а кто у нас отвечает за подготовку спортсменов? Олимпийский комитет или Министерство спорта? Вот, я не понимаю, 2 организации. А кто за что отвечает?

Т.ТАРАСОВА: Министерство спорта. Я думаю, что Министерство спорта, потому что Олимпийский комитет за это не отвечает.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А в отставку уходит Тягачев при этом.

Т.ТАРАСОВА: Да. Я очень хорошо к нему отношусь, к Лене. Это человек из нашего, тренерского цеха. Я Леню знаю с детства.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, тогда я не понимаю ничего. За подготовку спортсменов отвечает министерство, а в отставку уходит Тягачев. Почему?

Т.ТАРАСОВА: Ну, он, наверное, давал какие-то обещания, которые сейчас не соответствуют действительности. Ну, конечно, любые обещания даются с предыдущих соревнований, которые, видимо... Наши же спортсмены выигрывали, и на лыжне они были первые. У них были результаты по сезону, которые позволяли говорить о том, что они будут соревноваться. Поэтому так и говорили, видимо, повыше.

Я никогда этого не говорю, я всегда говорю «Будут соревноваться, будут стараться». Я считаю, что пара Тамары Николаевны Кавагучи-Смирнов просто погублена тем, что вокруг них был огромный ажиотаж, и почему-то журналисты с чего-то взяли, что они должны быть первыми, что они должны бороться за первое место. Они вообще на это не были рассчитаны. Они были рассчитаны на третье место в лучшем случае их проката. Потому что нельзя не учитывать выдающихся спортсменов, которые в других странах. Я вам уже говорила, откуда это. Если Тамара Николаевна в стране не могла найти девочку, вы представляете, в каком состоянии у нас вообще набор этих лет, да?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вообще, кстати, хочу вам сказать, что у меня, у человека постороннего сложилось впечатление, что фигурное катание становится вообще чемпионатом Азии. Корейки, японки.

Т.ТАРАСОВА: Вы знаете, они лучше терпят. Они очень терпят. Они очень много работают. Даже то, что мы даем, им недостаточно. Я заканчиваю работать именно с тем регионом, потому что там, конечно, главенствующая роль отдана матерям, которые привели своих детей, и они уже их тренируют, они их знают, они их тренируют и они пытаются насадить свое знание или незнание очень близко к тренерскому делу. Я как профессиональный человек совершенно не собираюсь этого терпеть. Я могу к этому прислушиваться и что-то, но, вообще, я не понимаю, как это происходит.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но, тем не менее, их все больше и больше.

Т.ТАРАСОВА: Да. Но я думаю, что как раз кореянка выиграла, потому что они увезли ее, ей преподавал канадский тренер. И она была оторвана от этого и полностью подчинялась и работала в том ключе, в котором надо.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, о канадском тренере вдруг вспомнил. Скажите мне такую вещь. Благодаря «Ледниковому периоду», мы хорошо знаем таких, вроде, замечательных тренеров как Авербух и Жулин.

Т.ТАРАСОВА: Саша Жулин – я считаю, что это неправильно, что он у нас остался... Вообще, это четырехлетие он начал растить практически с нуля. И вырастил сейчас пару, кстати, за 4 года, которая еще в прошлом году, я считаю, должна была поехать на чемпионат мира и по всем этапам юниорским. Которая сейчас поехала с 1-го раза и все там выиграла. А в прошлом году ее вообще сравнивали с какой-то парой немыслимой – это у нас тоже, ведь, не все в порядке в нашем королевстве. Вообще, видимо, Федерация, что ли, должна... Город Куйбышев был, а сейчас он Самара – вот, оттуда была пара, которая, ну, просто, наверное, в двухсотку не входит мирового.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А послали ее?

Т.ТАРАСОВА: Да, а послали, конечно, ее. Ну, это сколько ни говори, с моим мнением там не считаются, к сожалению. Ну, что же делать? Я тоже не буду это обсуждать.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, мы ушли с вами опять. А почему? Вот, почему?..

Т.ТАРАСОВА: А я поэтому Жулин, я считаю...

М.БАРЩЕВСКИЙ: Выдающиеся спортсмены, Жулин и...

Т.ТАРАСОВА: У Жулина всегда очень интересные работы.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но он в сборной работает?

Т.ТАРАСОВА: Сейчас он работает.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Он же сейчас на Олимпиаде у кого-то из иностранцев.

Т.ТАРАСОВА: Он тренировал французов. А он мог тренировать и русских.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Почему это не происходит?

Т.ТАРАСОВА: Ну, почему? Потому что у нас руководит танцами Алла Писеева, и она руководит ими полностью, и от ее мнения зависит, какой судья...

М.БАРЩЕВСКИЙ: А Федерацией – Писеев.

Т.ТАРАСОВА: И куда он поедет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так это семейный бизнес.

Т.ТАРАСОВА: Ну, это да. С одной стороны, это неплохо – я это не обсуждаю. Потому что она сильный человек в судействе. Она грамотный человек. Но, вообще, все так безбожно вести так нельзя себя. Потому что все время напролом.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А почему Авербух не работает со сборной?

Т.ТАРАСОВА: Потому что Авербух работает в другой области. Он работает в области шоу-бизнеса.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А он не хочет или его не зовут?

Т.ТАРАСОВА: Вы знаете, я у него даже никогда не спрашивала, потому что совмещать – это я могу, прожив всю жизнь уже в спорте. И меня все равно саму потянуло создать театр когда-то. И мне было, как-то мало, у меня всегда было по 8-10 учеников или пар. И мне было мало, и я хотела прямо команду целую тренировать – видно, папины гены не давали мне покоя. Поэтому я создала театр, в котором было больше, и тренировала их как спортсменов. Кстати, оттуда и Жук, оттуда и Саша Свинин из моего театра, и оттуда Игорь Шпильбанд. Потому что мы работали тоже как скаженные совершенно, с утра до ночи. И большие объемы выполняли.

Ну вот, поэтому я считаю, что Жулин был не загружен, хотя у него очень интересный взгляд на танцы и всегда это интересно смотреть. И, вот, сейчас его пара едет бороться, юниорская пара едет бороться. Уж она точно будет в тройке мировой, и они еще будут выступать по юниорам и следующий год. Но я считаю, что эту пару нужно запускать со следующего года по взрослым. Это мое мнение. Для того чтобы этой парой... У нас очень хорошие 3 пары юниорские. Ну, я думаю, что этой парой и еще одной, другой парой, которая является Алексеевой пара, я думаю, мы можем на следующих Олимпийских играх выглядеть интересно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Кстати, насчет Олимпийских игр сам себя и вас заодно перебиваю. Плющенко. Вот, он получил 2-е место, а наш Олимпийский комитет в отличие от канадцев на прошлой Олимпиаде не стал ни вмешиваться, ни давить, ничего протестовать. Это правильная позиция для Олимпийского комитета не отстаивать медали? Или Плющенко, действительно, катался на 2-е место? Как вам показалось?

Т.ТАРАСОВА: Вы знаете, я разговаривала с таким выдающимся спортсменом тоже, олимпийским чемпионом, своим учеником Илюшей Куликом. Он сказал: «Он сделал все, что нужно было для победы». Это уже, понимаете, он сделал все, что можно было для победы. Я считаю, что он немножко поздно, вообще, вернулся. Хотя бы ему месяца на три.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну, если он сделал все, то какая разница?

Т.ТАРАСОВА: Да, он сделал все. Его в этот день немножко... Они приехали, это был, по-моему, 5-й или 6-й день, потому что вопросы акклиматизации... Я не знаю, как они посчитали. Все-таки, у него прыжки в этот день были немножко под наклоном. Но из-за этого он не получил плюсы. Но, все-таки, он...

М.БАРЩЕВСКИЙ: Но подождите, причем здесь акклиматизация? Он до этого короткую выиграл же?

Т.ТАРАСОВА: Короткую он выиграл 100%. Я считаю, что после этого нужно было сразу подавать протест. Потому что он короткую выиграл 100%, причем он выиграл 4-5 баллов. Я считаю, что это недоработка наша.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А чего мы такие стеснительные?

Т.ТАРАСОВА: А я не знаю, чего мы такие стеснительные. Потому что мы занимаемся... Мы, наверное, занимаемся тем, что мы стараемся. Сейчас будет конгресс, устроить своих людей в ИСУ для того, чтобы вот так поменяли наши правила, в которых вообще невозможно русскому человеку развиваться. Понимаете? Поменяли так правила, что Запад вышел вперед. Потому что вот этот девиз «Выше, дальше, быстрее» - он уже отсутствует в нашем виде спорта. Потому что высшие достижения – это 4 оборота, 4-3, что прыгает Плющенко, это то, что прыгает Асада. Но она ошиблась, я снимаю этот вопрос. Она ошиблась в конце программы. Но короткую программу она тоже выиграла. И в этом я абсолютно убеждена.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А Федерация молчит, Олимпийский комитет молчит, «мы хорошие», да?

Т.ТАРАСОВА: «Мы хорошие», потому что все равно каждый думает о своем месте. О своем месте и в ИСУ, наверное. Потом потому что это жизнь, а все остальное, наверное, это не жизнь. Поэтому правила не меняются вообще годами в нашу пользу. Я считаю это совершеннейшим безобразием. Просто безобразием. У нас там много людей и у нас очень грамотные судьи, поверьте мне. Очень грамотные. И сейчас подобралась такая бригада очень грамотных людей. И Саша Лакерник, который там в ИСУ, сейчас я знаю, что Аллу Писееву туда хотят тоже в ИСУ, в технический комитет, понимаете? Там у нас Горшков. Как-то можно вообще это все спросить.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так, может, потому мы и не ссоримся, чтобы наши люди?..

Т.ТАРАСОВА: Я не знаю, почему. Я не знаю, почему мы не можем убеждать, почему боятся потерять это место, в конце концов. Но там так плохо. Поменяли так правила, что Плющенко просто невозможно кататься. Вращению можно научить – это я вам говорю. Вращению можно научить, кататься можно научить. Как канадец мотается с одного конца в другой, делая какие-то шаги. Этому можно научить. Но прыгать – это совсем другая задача. Почему у нас это в правилах технических вообще не указано?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Так, может быть, дело все в том, что из фигурного катания делают все больше и больше шоу?

Т.ТАРАСОВА: У нас такая глупость, что у нас, например, прыжок 3-3 или 4-3 приравнивается вообще к тому, что ты сделаешь 3-2-2 и 2 еще. Или 3-3-2, и это будет. Это разные вещи. 3-3-2 делает 200-300 человек в мире, а 4-3-2 делает один или два. Есть в этом разница? Это так понятно, но почему это ничего не двигается?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Татьяна Анатольевна, а, может быть, дело все в том, что все думают не о том, чтобы 4... Вы знаете, по телевизору когда я смотрю, что 4, что 3 – я не вижу ни того, ни другого.

Т.ТАРАСОВА: Нет, все видно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: По телевизору я не вижу.

Т.ТАРАСОВА: Все видно.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А, вот, шоу я вижу. Красивое катание я вижу.

Т.ТАРАСОВА: Ну, если бы еще грамотные комментаторы вели. Потому что я, например, первые 2 дня смотрела по российскому каналу. Он просто, ему повторы давали по 10 раз, и он никак не мог сказать, почему этой паре за этот элемент снизили. Я просто не могу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот, смотрит. Биатлон сделали телевизионным видом спорта.

Т.ТАРАСОВА: Да, мы видим биатлон. Мы еще помним, как Тихонов бежал. Бежали и стреляли.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Благодаря ящику, мы полюбили биатлон. Благодаря «Ледниковому периоду», мы полюбили фигурное катание, опять полюбили.

Т.ТАРАСОВА: Да, очень хорошо. Телевидение. Но я хочу сказать, столько лет не показывали наше настоящее фигурное катание, когда наши все выигрывали. Мы десятилетиями выигрывали! И десятилетиями не показывали ни по Первому, ни по второму каналу соревнования.

М.БАРЩЕВСКИЙ: К чему я говорю-то? Вот, я хочу спросить вас как профессионала. Может быть, сейчас правила поменяли в сторону зрелищности, а не в сторону достижений?

Т.ТАРАСОВА: Но, понимаете, у нас были правила, которые смотрели тысячи людей. Сейчас невозможно смотреть и в зале сидеть, пока они свои оценки выставят. 220, 204 – кто это, что это за цифры такие? Все равно люди остались те же, которые судят. Все хитрят. В танцах можно результат сказать за несколько дней, как они договорились. А если видеть, кто сидит судьи, то можно сказать вообще заранее, за несколько месяцев. У нас дураков тоже нет. Это невозможно, понимаете? Невозможно! Потому что нет оценок, они не выставляют, они не отвечают за это. Их оценки все скрыты, и мы не можем у них даже спросить, а почему, собственно? Подъехать к ним на танке.

М.БАРЩЕВСКИЙ: А кто-то еще жалуется на нашу судейскую систему. Татьяна Анатольевна, спасибо вам за разговор. Вы, действительно, мне, по крайней мере, много нового рассказали. Я точно знаю, что мои дети не пойдут в фигурное катание.

Т.ТАРАСОВА: Я все равно надеюсь, что мы из этого выберемся. Любят тренеров или не любят, мы все равно, мы помешанные люди, мы будем работать на этом поприще, если нам позволят.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Я, все-таки, позволю себе комментарий – обычно я не комментирую гостей – я думаю, что вы чересчур строго трактуете слова Дмитрия Анатольевича Медведева. Я думаю, что он, действительно, не хотел никак унизить тренеров, а просто он говорил, скорее всего, о том, что надо больше уделять внимания спортсменам. Не больше по сравнению с тренерами, а больше по сравнению с тем, какое уделяется сейчас. Ну, посмотрим, жизнь покажет. Татьяна Анатольевна, я вас поздравляю с 8-м марта наступающим, между прочим.

Т.ТАРАСОВА: Ой, спасибо большое.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Вот. И всех наших радиослушателей. И напоминаю, что в эфире была программа «Dura Lex».

Т.ТАРАСОВА: Я вас тоже, женщины, поздравляю с 8-м марта. Желаю вам любви.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не могу ничего добавить к этому пожеланию, ибо Татьяна Анатольевна Тарасова сказала о самом важном. Всего доброго, до свидания
.
http://www.echo.msk.ru/programs/lex/661023-echo/
tusjka
QUOTE (Donna @ Сегодня, 20:46)
моя зарплата – это 40 тысяч рублей.


приехали........
Johnny Guitar
Donna, user posted image user posted image user posted image user posted image user posted image
Donna
Johnny Guitar, почему истерика? Объясни, пожалуйста. biggrin.gif
Johnny Guitar
Donna, да оттого, что открыто говорят, как оценки ставятся
Donna
QUOTE (Johnny Guitar @ Сегодня, 20:27)
да оттого, что открыто говорят, как оценки ставятся

crazy.gif Не новость, конечно, просто вслух. biggrin.gif
Johnny Guitar
Donna, да меня бесит, что все равно полным полно "умников", которые твердят, какая новая система честная, блин.... нормальных слов уже нет....
Donna
QUOTE (Johnny Guitar @ Сегодня, 20:36)
да меня бесит, что все равно полным полно "умников", которые твердят, какая новая система честная, блин.... нормальных слов уже нет....

Да какая там честная, лазеек ещё больше, чем при шестибальной. spiteful.gif
Johnny Guitar
QUOTE (Donna @ Сегодня, 21:49)
лазеек ещё больше, чем при шестибальной
вот-вот
а изначально промыли мозги - наваляли чуши, что крутая система, люди поверили - и теперь ходят и хвостами виляют как знатоки первой инстанции
и не докажешь им ничего.......
Ellochka
Да одинаковое количество там лазеек. Технология их использования - немного другая - и все.
Но насчет того, что не пересматриваются правила - ТАТ не права, в последний раз переоценка - в том числе элементов ультра-си - была совсем недавно.
А разбираться в этой системе - действительно несколько сложнее - технически - но можно более предметно.
Т.е. если есть ощущение, что КП Женя должен был выиграть с бОльшим отрывом - так можно смотреть протоколы, видеть, где Женя выиграл, где Лайс это отыграл, и почему этого быть не должно - и на основании этого формулировать требования к изменению правил.
Кстати, есличе - говорят, эту систему вообще Жук предложил изначально, причем очень давно.
Это архивная версия. Здесь расположена полная версия этой страницы.
Работает на IP.Board © 2020 IPS, Inc.